Михаил Самуилович Качан (mikat75) wrote in academgorodock,
Михаил Самуилович Качан
mikat75
academgorodock

Categories:

Как я попал в Академгородок. Часть 17.

Продолжение.  Начало см. 1,  2,  3,  4,  5,  6,  7,  8,  9,  10,11,  12,  13,  1415,  16.

наши соседи по коммунальной квартире

 

Нам попались очень хорошие соседи, и мы жили с ними душа в душу. Я не помню ни одной размолвки между нами. Им было труднее, чем нам, втроем в малюсенькой комнате. Гена Киселев работал у Богдана Войцеховского и трудился каждый день допоздна. У Богдана работали и по воскресеньям и, я думаю, без компенсации за переработку и за работу в выходной день. Алла все делала тихо, очень спокойно. И ребеночек у них был такой же спокойный, не помню плача или капризов.

Как-то приехал брат Аллы. Он увлекался фотографией, и Иринка была его моделью.

Вот такой была наша дочка в то время.

Мы расстались с Киселевыми через два года, когда мне выделили отдельную квартиру, но сохранили добрые отношения. Гена так и продолжал работать у Богдана, и я нередко встречал его, пока работал в институте гидродинамики. Мы всегда с большим удовольствием здоровались, по-дружески обнимаясь.

А когда много лет спустя Алла умерла от рака, ее родные попросили меня организовать ее похороны. Никогда раньше я этого не делал, но уже, к сожалению, пришлось хоронить некоторых своих друзей и знакомых, так что минимальный опыт у меня был. Отказаться было неудобно, и я согласился, все организовал, и мы проводили ее туда, откуда уже не возвращаются.

открытие университета

 

            29 сентября состоялось открытие Новосибирского государственного университета. Но въезжать в здание школы и в корпус общежития было рано. И то, и другое еще было неготово. Это привело к довольно натянутым отношениям между академиком Лаврентьевым и начальником строительства Губановым. Ведь он сильно подвел, не сдав общежитие и школу в намеченные сроки.

            Студенты теперь, когда собирать на полях стало нечего, жили просто в палатках на берегу Обского моря. Условия были, скажем прямо, не ахти какие, но они мужественно терпели. Когда от холода совсем стало невмоготу, им завезли шерстяные одеяла. Сейчас пришут, что их в палатках навещали ведущие ученые СО АН, проводили беседы... Вряд ли ребятам от этого становилось теплее, но, наверное, было приятно.

            Был создан и Ученый Совет университета. Вместе с другими известными учеными туда  вошли академики М.А. Лаврентьев, Ю.Н. Работнов и П.Я. Кочина из нашего института.

 

работаю почасовиком в Университете

 

После приема вступительных экзаменов по математике было совершенно естественно пойти в университет преподавать.математику. Большинство сотрудников отдела прочности стали работать на кафедре теоретической механики, а я стал преподавать (не читать лекции, а вести упраженения) математический анализ, который числился на кафедре матанализа. Эту кафедру формально возглавлял академик Лаврентьев, а фактическим заведующим был Паша Белинский. Вскоре Павел Петрович  был избран заведующим этой кафедрой. Я его хорошо знал по Золотой долине, где он с семьей жил летом. Я с ним часто разговаривал, как и с Юрием Григорьевичем Решетняком, который вскоре возглавил кафедру аналитической и дифференциальной геометрии. Мне пришлось вести упражения и по этой дисциплине.

Одновременно я преподавал линейную алгебру, которая была вначале на кафедре дифференциальных уравнений, там вскоре заведующим кафедрой стал Лев Васильевич Овсянников. Он и читал вначале лекции по линейной алгебре.

Спустя год была создана и кафедра алгебры. Лекции стал читать профессор Асан Дабсович Тайманов. Мы с ним неоднократно обсуждали особенности учебного плана. Мне он казался несколько неуверенным вначале. Но это было обманчивое впечатление.

Михаил Алексеевич считал крайне важным, чтобы научные сотрудники институтов СО АН преподавали в Университете, и эта идея была реализована с первого же семестра. Очень многие молодые сотрудники стали преподавать в университете, и я легко получил разрешение на почасовую работу. Совместительство разрешалось только кандидатам и докторам наук. Почасовая работа отнимала много времени. С первого же семестра мне давали довольно значительную нагрузку – минимум 8 часов в неделю, а потом бывало и 12 часов. Мне пришлось вести в первые два-три года  трм упомянутых мной предмета – матанализ,  высшую алгебру, аналитическую и дифференциальную геометрию, а потом и дифференциальные уравнения. Я вел занятия в группах математиков и физиков.

Студенты матмеха делились на математиков и механиков. Но преподавательские места на срециализации механиков были поделены между сотрудниками отдела прочности, среди которых мне места не досталось.

На кафедре теоретической механики, работа которой базировалась на направлениях отдела прикладной гидродинамики и отдела прочности, среди преподавателей  были канд.физ.мат.наук Павел Васильевич. Харламов из отдела прочности и его супруга Елена Харламова, тоже к ф.-м.н. Там преподавали Боря Аннин, Юра Немировский,  Гена Иванов. Были преподаватели и из отдела прикладной Гидродинамики. Например, Олег Федорович Васильев читал лекции.

По поводу того, что мне не досталось предметов по механике я не переживал. Мне хватало и математики.

С первого дня я встретился с высоким уровнем подготовки студентов. Некоторые из них просто уже знали предмет, который должны были изучать. Да и уровень интеллекта у некоторых студентов был необычайно высок. Необходимо было соответствовать им, иначе они прекращали посещать занятия. Я придумывал интересные индивидуальные задания, давал им задачки, над которыми надо было поломать голову. Это было трудно. У меня хоть и была неплохая математическая подготовка, но все же математиком я не был. И область моих профессиональных интересов была упругость и прочность, хотя я и работал над теоретическими задачами, сводящимися к уравнениям математической физики.

 

производственная гимнастика

 

А в институте продолжало проявляться чье-то административное рвение. В конце октября было издано распоряжение об обязательном выполнении производственной гимнастики 2 раза в день в коридорах всех этажей. Были даже назначены ответственные инструкторы по проведению производственной гимнастики. И мы стали ее делать. Все без исключения, потому что во время гимнастики сотрудники отдела кадров ходили по комнатам и проверяли, все ли вышли на зарядку.
          Мне это не было в диковинку. В школе мы начинали свой день тоже с производственной 15-минутной гимнастики.

 

наш Советский район города Новосибирска

 

Советский район в Новосибирске был создан в 26 марта 1958 года, т.е. еще до моего приезда в Академгородок. Естественно было бы предположить, что в его состав войдут земли, отведенные только для СО АН. Но новосибирские власти решили по-другому, – они включили в состав нового района поселки  гидростроителей – Левые и правые Чемы. Жуткие в ту пору, совершенно необустроенные районы. Да и микрорайон Щ был не лучшим местом для жизни. К нему примыкала деревня Чербусы, построенная в 1921 году переселенцами-чувашами, спасавшимися от голода в Поволжье.

Райком КПСС разместили в микрорайне Щ будущего Академгородка. На улице Мусы Джалиля стояло торцами к улице четыре длинных барака. Один из них занимали строители, другой – проектировщики, третий – Управление капитального строительства СО АН, выполняющее функции Заказчика, а в 4-м разместили райком КПСС.. Для Райисполкома же места не нашлось, и он вместе с такими необходимыми организациями, как ЗАГС, оказался на левом берегу Оби.
          Секретарем райкома был назначен молодой (в 1958 г. ему было 38 лет) и энергичный, в недавнем прошлом комсомольский работник, а последние три года зам. председателя Облисполкома Егор Кузьмич Лигачев, а председателем райисполкома стал Лев Георгиевич Лавров.

Я не был знаком с Лигачевым, которого в те годы звали не Егором, а Юрием, но никто никогда о нем плохо не отзывался. Всегда говорили, что он был деятельным, энергичным руководителем. Он недолго пробыл  на работе в Советском районе. Его вскоре выдвинули в Обком КПСС, а затем и в аппарат ЦК. Сменил Лигачева на посту первого секретаря райкома КПСС Марти Петрович Чемоданов  Он пробыл на этой должности до 1963 года.

Егор Кузьмич Лигачев. Конечно ему здесь не 38 лет, но у меня нет более ранних снимков.

 

 На снимке Марти Петрович Чемоданов  улыбается,

но в жизни улыбчивым он никогда не был.

Был суров и немногословен. И очень «правилен».

 

А Льва Георгиевича Лаврова уже в начале 1959 года пригласили на должность заместителя председателя СО АН по общим вопросам. Его сменил  в райсполкоме Юрий Николаевич Абраменко, работавший начальником цеха Новосибирской ГЭС.

Я познакомился и с Чемодановым, и с Лавровым, и с Абраменко в следующем году. И не просто познакомился. С ними пришлось решать многие трудные вопросы, возникавшие в нашей жизни в то время, но в 1959 году, когда я в городке только еще осваивался, все эти назначения прошли для меня незамеченными.

Продолжение следует


Tags: Академгородок. 1959
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments