stroler (stroler) wrote in academgorodock,
stroler
stroler
academgorodock

Category:

ГЛАВЫ ИСТОРИИ СИБАКАДЕМСТРОЯ

(Нвчало см. 1,2 ,3,.4,5,6,7,8, 9, 10, 11, 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20. 21. 22 )


Чернобыль

Случилось так, что «день рождения» построенной сибакадемстроевцами Игналинской АЭС пришёлся на чёрную дату всей мировой атомной энергетики.

Вспоминает бывший главный инженер 11-го главного строительного управления Министерства среднего машиностроения СССР Л.В. ЗАБИЯКА
«Солнечным утром 26 апреля 1986 года я приехал в Щербинку, на наш подмосковный аэродром, чтобы с группой специалистов лететь в Литву для участия в физическом пуске первого энергоблока Игналинской атомной станции. С нами, как мне сказали накануне, должны были лететь два заместителя министра среднего машиностроения - Александр Григорьевич Мешков, отвечавший за ядерный комплекс, и Александр Николаевич Усанов, руководитель строительной подотрасли. Стрелки на часах уже приближались к 9.00. Все были в сборе. Кроме Мешкова. Опаздывает? Но на него это не похоже. Александр Григорьевич всегда был образцом пунктуальности и организованности. Может, что-то случилось в дороге? Решили позвонить в Москву. Оттуда ответили: «Мешков только что вылетел в Чернобыль. Там какая-то авария» .

Авария на поверку оказалась подлинной катастрофой, небывалой по масштабам и возможным последствиям. Взрыв на 4-и блоке Чернобыльской АЭС, прогремевший в ночь на 26 апреля в 1 час 23 минуты, был чреват смертельной угрозой не только жителям близлежащих городов и посёлков, но и всей Европе. В ликвидации его последствий участвовало 835000 человек. Одних только строителей здесь побывало 90 тысяч! Для каждого тридцатого ликвидатора это участие оказалось смертельным.

Сибирских специалистов Минсредмаша из Новосибирска, Красноярска и Томска в срочном порядке собрали и направили в Чернобыль. Г.Д.Лыкову сказали, что он может взять с собой тех, кого посчитает необходимым. Это решение было для него непростым. С одной стороны нельзя было опустошить стройки и поставить под угрозу срыва выполнение плановых заданий. С другой – надо было взять с собой самых толковых и грамотных, самых проверенных и надёжных. И наконец, главное, чего он не мог и не хотел от них скрыть – это была поездка в зону смертельной опасности и решать они должны были сами. Он не скрывал ни сложности, ни опасности предстоящей работы.
«Да» –твёрдо сказали ему более двухсот человек. И он отобрал «великолепную сотню» из этих добровольцев, сердечно поблагодарив и тех, кому был вынужден отказать.
Ликвидацией последствий катастрофы начало заниматься специальное управление строительства № 605. перед которым была поставлена сложная задача : расчистить проходы, завалы, образованные рухнувшими этажами станции, стенами, кровлей, лестничными маршами, дезактивировать помещение станции и территорию и тем самым подготовить основу для научного обеспечения надзора за поведением реактора. В самый ответственный период УС-605 возглавлял Геннадий Дмитриевич Лыков. Его рабочий день составлял 16 часов в сутки, а иногда и полные сутки – ведь возведение саркофага велось круглосуточно!
Штаб УС-605 начинал работу засветло – в половине восьмого утра. Итоги дня подводились в 8 вечера, тут же ставились
конкретные задачи на следующий день, расходились за полночь. Сибиряки хорошо знали особенности атомной электростанции, отдавали себе отчёт в опасности, умели работать во внештатных ситуациях,поставленные сверхжёсткие сроки не обсуждались.

А ситуация, в которой пришлось работать, была не просто внештатной - экстраординарной. На так называемой «Елене» - крышке люка реактора в
развороченном взрывом машинном зале можно было увидеть стропы парашютов, на которых сбрасывались свинец и щебень. Один из вертолётов, сбрасывающих груз на реактор, зацепился на небольшой высоте винтом за провода и рухнул вниз , внутьрь развороченного энергоблоеа прямо на глазах у снимающего это и ведущего его кинокамерой кинооператора Западно-Сибирской студии документальных фильмов Виктора Гребенюка… Радиоактивные куски графита и другие создающие фон крупные и мелкие детали валялись и за стенами корпуса – их надо было упрятать за стены будущего саркофага.. Радиационный фон в районе самого 4-го блока составлял 40-50 рентген в час и в таких условиях работать каждому можно было не больше 15 минут в день. А надо было возводить бетонные стены вокруг разрушенного блока, возводить металлическую кровлю! Каждый, работавший на возведении саркофага имел свой дозиметр и работал строго по наряду-допуску, под постоянным наблюдением о полученных «бэрах». Порой принимались самые неожиданные решения – для создания основания одной из стен подогнали железнодорожный состав и полностью залили его бетоном… На кровле работы были расписаны буквально по секундам – один бегом приносил лист металла, другой – сварочный аппарат, третий делал сварочный шов…

Из всех предложенных вариантов создания защиты от повреждённого реактора был выбран проект «Укрытие», разработанный под руководством В.А.Курносова, - сооружение над разрушенным 4-м блоком специального саркофага. К этой невероятно сложной и ответственной задаче и подключили крупный отряд сибакадемстроевцев. Руководил работами по сооружению саркофага лично Геннадий Дмитриевич Лыков Это была очень сложная конструкция из свинца, стальных ящиков, труб и бетона, с несколькими слоями защиты. Бетон был особый, с добавлением пластификаторов - примесей, повышающих его текучесть. Такой бетон заполнял собой все щели и пустоты, образуя монолит. Доставляли его в несколько приёмов, с перегрузками из бетоновозов в бетономешалки, а затем в мощный насос, действующий уже в зоне высокой радиации. Толщина заливки бетоном в некоторых местах достигает четырех метров.

Но четвёртый реактор не просто залили и накрыли бетоном. По сути, над ним построили целый производственный комплекс, призванный максимально снизить угрозу взрыва. Там были установлены более 3000 датчиков, которые регистрируют все изменения, происходящие в реакторе. Данные подаются на центральный пост, где работает дежурная смена. Снизу, через прорытый тоннель, к реактору поступает воздух для охлаждения, затем он фильтруется, очищается и через технологическую трубу - ее хорошо видно на многих фотоснимках - отводится наружу. Ситуация постоянно находится под контролем специалистов. Саркофаг состоял из 12 объектов: разделительной стенки между ним и 3-м блоком, системы подавления активности, вентиляционного центра, сети электроснабжения и т.д. Все они принимались по акту рабочей комиссии.

30 ноября 1986 года саркофаг был построен и государственная комиссия подписала акт о его принятии. В тот же день весть об этом долгожданном событии передали средства массовой информации всего мира. Спасённый мир мысленно благодарил своих героев-спасителей.

За мужество, самоотверженные действия и трудовой героизм, проявленные при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС и устранении ее последствий, Геннадию Дмитриевичу Лыкову было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением Ордена Ленина и Золотой медали «Серп и молот».
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 декабря 1986 г. № 6248-ХI за самоотверженный труд, проявленный при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС и устранении её последствий 18 сибакадемстроевцев награждены орденами и медалями Родины: Балелова Тамара Дмитриевна – медалью «За трудовое отличие» ,Беляев Андрей Николаевич – медалью «За трудовое отличие», Денисов Яков Иванович – орденом «Трудового Красного знамени», Дрозд Сергей Сергеевич – орденом «Знак Почёта», Дешков Владимир Семёнович – медалью «За трудовое отличие», Корепанов Борис Иванович – орденом «Знак Почёта», Крафт Станислав Дмитриевич – медалью «За трудовое отличие», Котляров Иван Иванович – медалью «За трудовое отличие», Клемешев Владимир Ильич – медалью «За трудовую доблесть», Кузнецов Олег Павлович –медалью «За трудовую доблесть», Лукьянчиков Анатолий Михайлович – медалью «За трудовое отличие», Некрасова Людмила Владимировна – орденом «Трудовой Славы» 3-ей степени, Пшеничный Александр Андреевич – медалью «За трудовую доблесть», Тийс Александр Васильевич – орденом «Дружбы Народов», Хопёрский Владимир Ильич – орденом «Знак Почёта», Химичев Алексей Мефодьевич – орденом «Знак Почёта», Чебан Григорий Григорьевич – орденом «Красной Звезды», Шилибольский Олег Иосифович – орденом «Знак Почёта».

Большая группа сибакадемстроевцев была отмечена также Почётными грамотами и наградами Совета Министров Украины.

(продолжение следует)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments