Михаил Самуилович Качан (mikat75) wrote in academgorodock,
Михаил Самуилович Качан
mikat75
academgorodock

Category:

Академгородок, 1960. Часть 12.

Академгородок, 1960. Окончание главы.
Начало см. Академгородок, 1960. Части
1,  2,  3,   4,   5,    6.    7,    8,    9,   10,   11.

См. также предыдущую главу: Академгородок, 1959.
"Как я попал в Академгородок". Части 
1  - 20.


собаки в космосе

 В космосе после запуска первых спутников состоялся полет с живыми существами. 19 августа в космос полетели две собачки Белка и Стрелка. Они летали недолго и быстро вернулись обратно. Мы понимали, что скоро полетит и человек.  

Все начиналось с собаками еще в 1951 году. Тогда начались полеты собак на ракетах в стратосферу на высоту 100-150 километров. Первыми были два пса – Дезик и Цыган. Им повезло они вернулись живыми. А вот спустя неделю во время второго испытания Дезик и его напарница Лиса погибли – не раскрылся парашют. Всего за 11 лет состоялось 29 собачьих полётов в стратосферу. Восемь из них закончились трагически. Собаки гибли от разгерметизации кабины, отказа парашютной системы, неполадок в системе жизнеобеспечения. Но все это были секретные испытания, и имен собак никто не знал.

Первой несекретной собакой стала собака по кличке Лайка. 3 ноября 1957-го Лайка отправилась на орбиту искусственного спутника земли. Лайка была смертницей. Тогда еще не было возвращаемых аппаратов. Кроме того, в конструкции кабины была допущена ошибка, и собака умерла через 3-4 часа. Как гласили официальные сообщения, Лайку усыпили, но это была неправда. Собака перегрелась в полёте и, скорее всего, погибла от жары и удушья на четвертом витке. Но еще несколько дней нам сообщали о ее самочувствии... А мы верили...Вот дураки!

Спустя три года, когда разработали спускаемый аппарат, испытания с собаками возобновились. И сразу неудача. 28 июля 1960 года на 19-й секунде полёта у ракеты «Восток» отвалился боковой блок первой ступени. Ракета упала и взорвалась. Вместе с ракетой погибли и две собачки Чайка и Лисичка.

А вот следующий полет прошел успешно. Белка и Стрелка стали знаменитостями. Но очень важно было выяснить, не повлиял ли полёт в космос на их потомство. Слава богу, оказалось, что нет. Сейчас стало известно, что Стрелка дважды приносила здоровое потомство, «милых щенят, которых мечтал бы приобрести каждый. Но все было строго...» В августе 1961 года одного из щенков, Пушка, Хрущев отправил в подарок Жаклин Кеннеди, жене президента США.

А потом опять была неудача. После суточного полета корабля с собачками была дана команда на возвращение. Но тут произошел сбой, и то ли корабль улетел в сторону Юпитера, то ли сгорел при входе в атмосферу. Вместе с кораблем погибли и две собачки-космонавты Пчелка и Мушка. Это были 17-я и 18-я погубленные собачьи жизни.

Последними двумя собачками, слетавшими на орбиту, были Чернушка, которая ушла в космос 9 марта 1961 года, и Звездочка, полетевшая 25 марта. Каждая из них совершила один виток вокруг земли и благополучно вернулась. Именно на них отрабатывались все этапы полёта, которые предстояло чуть позже выполнить первому космонавту-человеку.

Говорят, что Юрий Гагарин на каком-то банкете произнес фразу, которая тогда не была напечатана:

– До сих пор не пойму, – сказал он, – кто я: «первый человек» или «последняя собака».

в Академгородке начинается эра вычислительной техники

 Михаил Алексеевич Лаврентьев хорошо понимал будущую роль вычислительной техники. До 1960 г. в институте математики не было вычислительной машины, хотя отдел подготовки задач под руководством кандидат ф.-м. наук С.М. Белоносова был создан, Этот отдел решал свои задачи сначала в Вычислительных центрах МГУ и АН СССР, а затем переехал в Академгородок. В конце 1960 г. готовились к опытной эксплуатации своей вычислительной машины, но все вычислительное оборудование ВЦ Института математики размещалось пока в Институте геологии и геофизики.  

краткая история создания вычислительтной техники в СССР

 Сергей Алексеевич Лебедев, работая директором института электротехники АН Украины, совместно с Л.В. Цукерником выполнил с помощью аналоговых вычислительных машин исследования по управлению энергосистемами и разработку устройств автоматики, которые повышали устойчивость энергосистем. Впоследствииим за эту работу была присуждена Сталинская премия. Решая эти чисто энергетические проблемы, С.А. Лебедев пришел к постановке задачи создания цифровой машины, и с осени 1948 г. начал разработку Малой электронной счетной машины (МЭСМ). К участию в этой разработке он пригласил приехать в Киев А.А. Дородницына и К.А. Семендяева. Основы построения МЭСМ обсуждались в январе-марте 1949 г. на созданном С.А. Лебедевым семинаре, в котором участвовали М.А. Лаврентьев, Б.В. Гнеденко, А.Ю. Ишлинский, А.А. Харкевич и сотрудники лаборатории С.А. Лебедева.

Уже к концу следующего, 1949 г. определилась принципиальная схема блоков машины, а еще через год, в 1950 г. МЭСМ была смонтирована в двухэтажном здании бывшего монастыря в Феофании (под Киевом), где размещалась лаборатория С.А. Лебедева. Она содержала около 6000 электровакуумных ламп и потребляла 15 кВт. Машина могла выполнять около 3000 операций в секунду. Другой машиной того времени была австралийская CSIRAC.

Наконец, в конце 1951 г. МЭСМ прошла испытания и была принята в эксплуатацию Комиссией АН СССР во главе с академиком М.В. Келдышем. И сразу на ней стали решаться важнейшие научно-технические задачи из области термоядерных процессов (Я.Б. Зельдович), космических полетов и ракетной техники (М.В. Келдыш, А.А. Дородницын, А.А. Ляпунов), дальних линий электропередач (С.А. Лебедев), механики (Г.Н. Савин), статистического контроля качества (Б.В. Гнеденко).

Для сравнения, в 1950 г., когда был опробован макет МЭСМ, подобная машина работала лишь в Англии — EDSAC Мориса Уилкса с 1949 г., причем в EDSAC арифметическое устройство было иным, помедленнее.

Дальнейшие работы проводились в Москве. М.А. Лаврентьев в 1950 г. был назначен директором Института точной механики и вычислительной техники (ИТМ и ВТ), а С.А. Лебедев – заведующим лабораторией этого Института. В том же году С.А. Лебедев начал разработку Большой электронной счетной машины (БЭСМ). Работы шли широким фронтом. Разработку арифметического устройства БЭСМ С.А. Лебедев поручил П.П. Головистикову, а устройства управления — К.С. Неслуховскому. Над БЭСМ трудились и студенты-практиканты из вузов, выполнившие дипломные работы — макетирование отдельных блоков и описание соответствующих разделов эскизного проекта БЭСМ: В.С. Бурцев, В.А. Мельников, А.Г. Лаут, И.Д. Визун, А.С. Федоров и Л.А. Орлов (Компьютерная история в лицах: http://www.infhist.h1.ru/ppls/lebed.html). В апреле 1951 г. Государственная комиссия под председательством М.В. Келдыша приняла эскизные проекты машин БЭСМ и "Стрела".

Стрела была первой советской серийной ЭВМ. Она была разработана в Москве в СКБ-245, (c 1958 года это НИИ электронных математических машин — НИЭМ, а с 1968 года — НИЦЭВТ). Главным конструктором ЭВМ был Юрий Яковлевич Базилевский. В числе помощников был Борис Рамеев, генеральный конструктор ЭВМ серии Урал. Разработка была завершена в 1953 году. ЭВМ производилась с 1953 на Московском заводе счётно-аналитических машин. «Стрела» относится к классу больших универсальных ЭВМ (Мейнфрейм) с трёхадресной системой команд. ЭВМ имела быстродействие 2000-3000 операций в секунду. В качестве внешней памяти использовались два накопителя на магнитной ленте емкостью 200 000 слов, объём оперативной памяти — 2048 ячеек по 43 разряда. Компьютер состоял из 6200 ламп, 60 000 полупроводниковых диодов и потреблял 150 кВт энергии. Выпускалась Стрела серийно на Московском заводе счётно-аналитических машин (САМ), с 1953 по 1956 гг. Всего было выпущено семь машин, которые были установлены в вычислительном центре Академии наук СССР, в МГУ, а также в вычислительных центрах нескольких министерств.
              
В 1954 году главному конструктору машины Ю. Я. Базилевскому  (на снимке) было присвоено звание Героя социалистического труда, а Сталинской премии были удостоены ее разработчики: Александров В.В., Базилевский Ю.Я., Жучков Д.А., Лыгин И.Ф., Марков Г.Я., Мельников Б.Ф., Прокудаев Г.М., Рамеев Б.И., Трубников Н.Б., Цыганкин А.П., Щербаков Ю.Ф., Ларионова Л.А.

После создания «Стрелы», в СКБ-245 также были созданы ЭВМ Урал-1 (главный конструктор Б. И. Рамеев), М-20 (главный конструктор С.А.Лебедев) и специализированный вычислительный комплекс для министерства обороны М-111 (главный конструктор Ю.Я.Базилевский).

В начале 1953 г. БЭСМ была налажена, а в апреле 1953 г. принята Государственной комиссией в эксплуатацию. В связи с дефицитом электронных трубок, которые поставлялись тогда только для "Стрелы", первые три года БЭСМ эксплуатировалась с памятью на акустических ртутных трубках, что снижало ее быстродействие в несколько раз. В 1956 г. БЭСМ с памятью на потенциалоскопах была принята Государственной комиссией вторично.

В том же 1953 г. по рекомендации М.А. Лаврентьева, ставшего вице-президентом АН СССР, С.А. Лебедев был назначен директором ИТМ и ВТ и его избрали академиком.

В 1956 г. доклад С.А. Лебедева о БЭСМ на международной конференции в Дармштадте произвел сенсацию — БЭСМ была на уровне лучших американских машин и самой быстродействующей в Европе.

В 1958 г. БЭСМ с памятью на ферритовых сердечниках емкостью 2048 слов передали в серийное производство, она выпускалась под названием БЭСМ-2 заводом им. Володарского.

Еще в 1955 г. С.А. Лебедев начал разработку М-20 (цифра в названии указывала на ожидаемое быстродействие — 20 тыс. оп./с). Такой скорости вычислений тогда не имела ни одна машина в мире. Постановлением Правительства СССР создание М-20 было поручено ИТМ и ВТ и СКБ-245. С.А. Лебедев стал главным конструктором, М.К. Сулим (СКБ-245) — его заместителем. Идеологию и структуру М-20 разрабатывал С.А. Лебедев, систему команд — М.Р. Шура-Бура, схемотехнику элементной базы — П.П. Головистиков. М.К. Сулим руководил разработкой технической документации и изготовлением опытного образца в СКБ-245. В 1958 г. Государственная комиссия принята М-20 и рекомендовала ее в серийное производство.

М.А. Лаврентьев хорошо понимал роль вычислительной техники в развитии науки и всеми силами стремился создать в СО АН крупную исследовательскую базу, но не по созданию ЭВМ, а по разработке программного обеспечения и создании методов решения задач в различных областях науки и техники.

 

</o:p></b></span>

                Еще одно отступление от повествования. Но уж коли названа фамилия создателя первых ЭВМ, в том числе первой серийной ЭВМ «Стрела» Ю.Я.Базилевского, давайте взглянеи на него глазами внука Кирилла Базилевского :  tailer_durden

19 июня 1983 года скончался мой дед, Юрий Яковлевич Базилевский. Это был человек выдающегося ума, добрейшего сердца и глубочайшей порядочности. Его смерть тогда стала для меня громадной трагедией, так как у меня не было отца и именно дед занимался моим воспитанием. Хотя это ему давалось и нелегко, так как уезжал он очень рано, а приезжал запоздно. Он прожил трудную, но насыщенную, и надеюсь, счастливую жизнь.

 Родился Ю.Я. Базилевский в городе Алексеевка Воронежской губернии в семье сельского учителя. Среднюю школу он окончил в Майкопе в 1929 году. Продолжил образование уже в Москве: одновременно с учебой в Московском машиностроительном институте им. Лепсе работал на заводе, занимался конструкторской и исследовательской работой. По окончании института был направлен в СКБ (специальное конструкторское бюро) при заводе “Манометр”; там он стал главным конструктором и начальником технического отдела. По совместительству Ю.Я. Базилевский занимался преподаванием. В войну, руководя эвакуацией московского оборонного завода в Сибирь, он потерял ногу.

В январе 1950 года Юрий Яковлевич Базилевский был назначен главным конструктором одной из первых ЭВМ страны — “Стрела”, создание которой в 1950–1954 годах стало главнейшим направлением деятельности СКБ-245, в котором работал Базилевский. В 1953 году “Стрела” прошла испытания и началось ее серийное производство. Семь машин, изготовленных в 1953–1956 годах, были установлены в важнейших институтах, вычислительных центрах, предприятиях страны, занятых аэрокосмическими исследованиями и атомной энергетикой. В течение ряда лет многие серьезные задачи можно было решать всего на трех типах машин: М-2, БЭСМ-1 и “Стрела”. Все они были настолько загружены, что план проведения расчетов еженедельно утверждался лично Председателем Совета Министров.

В дальнейшем Ю.А. Базилевский, будучи главным инженером СКБ-245, руководил разработкой специализированных вычислительных комплексов для оборонных систем. Комплексы были созданы на базе только появившейся электронной техники для приема и обработки радиолокационной информации, решения задач отбора и распределения целей, наведения на них средств ПВО путем выработки для них команд управления. Для первой половины пятидесятых годов создание такого комплекса было совершенно новой задачей, решение которой практически находилось за пределами возможностей ламповой электроники того времени. Тем не менее в течение 1955–1959 годов комплекс “Даль-111” был готов, а в 1960–1961 уже проходил испытания в составе экспериментальной системы на одном из полигонов страны. В 1954 г. за разработку и создание автоматической быстродействующей вычислительной математической машины Ю. Я. Базилевскому присвоено звание Героя Социалистического Труда и присуждена Сталинская премия первой степени. Это был звездный год в творческой жизни моего деда.

После этого он еще много лет плодотворно работал, в том числе до 70 лет был заместителем министра приборостроения СССР, курируя приборостроение Украины и оказывая помощь коллегам из Чехословакии. 

Но для меня он на всю жизнь остался добрым и мудрым дедушкой, которому я очень много обязан. 

с Новым 1961 годом

 Второй раз мы встречаем Новый год в Академгородке. Этот год, хотя и был насыщен событиями, но пролетел незаметно. Потом я привык к тому, что годы бегут и даже летят, а тут обратил внимание на это первый раз. Мне уже исполнилось 27.

– Очень много, - думал я. – как же так, годы идут, а я еще в жизни ничего не достиг. Работаю с утра до позднего вечера. Но впереди еще непочатый край работы, чтобы получить тот результат, которого я хочу. Встречаюсь с десятками людей каждый день, вроде их проблемы решаются, но как-то это все размазано – и время потрачено, а видимых результатов нет. Хотя, как сказать, - все-таки с бытом стало полегче всем. Авось все наладится, и я тогда все 100% времени буду заниматься наукой.

В общем, новогодние мысли и надежды... А в целом, не так уж и плохо.

Окончание гл.2.
Продолжение Воспоминаний следует


Tags: Академгородок. 1960
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments