October 22nd, 2010

Был молод я
  • mikat75

Академгородок, 1964. Пост 1. Жизнь, работа. Ликвидирован отдел прочности

Начало главы Академгородок, 1964.
См. также предыдущие главы: Академгородок 1959, 1960, 19611962 и 1963 гг.



жизнь в далеком 1964 году

 

            Каждый день, с раннего утра и до позднего вечера, был насыщен событиями. С утра я работал в институте, вникая в новые задачи. После обеда уходил в Объединенный комитет профсоюза, где сразу на меня обрушивались многочисленные проблемы нашей жизни. Да-да, именно обрушивались, другое слово даже подбирать не надо. В тот год и со снабжением продуктами было плохо, и деньги на строительство заканчивались, а на последующие годы были одни только наметки планирующих органов, и размер выделяемых средств был совершенно недостаточен. Надо было строить жилые дома, еще одну школу, детские сады и ясли, достраивать Дом ученых и еще бог весть что, т.к. в проекте Академгородка многое было плохо продумано, особенно то, что требовалось для жизни людей, по бытовым услугам, по школам и дошкольным детским учреждениям, по внешкольным занятиям детей, по досугу взрослых - их культурным запросам.и занятиям спортом. Но понимали это далеко не все. Я, по-прежнему, не раз и не два слышал не из одних уст -  как некоторых академиков, так и чиновников, глядящих им в рот:
              - Им все мало. Кино есть, на лыжах можно кататься 6 месяцев в году. А летом ходи за грибами, пляж есть - плавай, сколько хочешь. 
             Эти люди смотрели на нас как на роботов от науки. Хвалили, когда мы работали по 14 часов в сутки. Многие так и работали. Заставлять никого не надо было. Но такого фанатизма надолго не хватало. Все-таки были у нас и пристрастия и культурные потребности. И нестерпимо тянуло к тем ценностям мировой культуры, знания о которых уже были заложены в нас с детства. А многие жить и работать не могли без восстановления сил, которые дают постоянные занятия спортом. У многих была потребность 2-3 раза в неделю ходить в спортивный зал, но в СО АН своих залов пока не было, - только в школах. Но это надо было индивидуально договариваться, что не каждому удавалось.

            Куда ни обратиться – одни дыры. Народ, приходивший в ОКП, не понимал, как это может быть, чтобы в Академгородке, «городе большой науки», о котором говорит вся страна, не решались самые элементарные запросы – продовольственные, жилищные, бытовые, лечебные, культурные, досуга детей, спортивные ...

            Вот и жил я какой-то нереальной тройственной жизнью: семья, наука, профсоюзная работа. И всё требовало внимания и времени. Боюсь, что семье я уделял в то время минимальное внимание, хотя обожал и Любочку, и уже подросшую дочку Иринку, которой в январе исполнилось 5 лет.            

Collapse )