December 29th, 2010

Был молод я
  • mikat75

Академгородок, 1964. Пост 36. Каким быть Академгородку.

Продолжение главы Академгородок, 1964.
см. Академгородок, 1964. Пост   1 - 1011 -  20212223242526,  272829303132333435.
См. также предыдущие главы: Академгородок 1959, 1960, 19611962 и 1963 гг.




стычка с Анатолием Сергеевичем Ладинским

 

Главный инженер УКСа Анатолий Сергеевич Ладинский меня, что называется, «достал». Еще до заседания Президиума объединенного комитета профсоюза. Вот, что произошло.

Видимо, Ладинский предполагал вначале, что заседание Президиума ОКП будет помпезным и парадным, что на нем воздадут хвалу академику Лаврентьеву и ему, как ответственному за проектирование Академгородка. Он был совершенно не готов к критическому настрою нашей комиссии и моей Записки. Дня за два до заседания я побывал у него и, и мы подробно обсудили и его доклад и цель заседания, которую я не скрывал, - учет мнений жителей Академгородка при составлении планов на 1965 год и следующую пятилетку. В частности, я поинтересовался, какие проекты готовы для передачи строителям, какие находятся в стадии проектирования и какие намечено заказать проектировщикам. И вот тут-то Анатолий Сергеевич и показал себя во всей красе. После бурного извержения слов и слюны, которое я спокойно выдержал (уже был опыт), оказалось, что реальных заделов в проектировании объектов жилья, инженерных коммуникаций, соцкультбыта нет и в помине. Складывалось впечатление, что руководство УКСа и его проектный отдел занимались только развитием институтов и общих технических и хозяйственных служб Академгородка.

Это не было для меня новостью. К этому времени я понимал, что никто в Сибирском отделении АН этим не занимается. Президиум СО АН – интересуется в первую очередь институтами. Академики, безусловно заинтересованы в получении жилья, но сколько строить никогда не обсуждали. Белянин определял развитие технических служб и опытного производства, Лавров – хозяйственных и эксплуатационных служб, развитием больнично-поликлинических служб интересовался Медико-санитарный отдел. А вот что касается жилья, детских учреждений (садиков и яслей), продовольственных и промтоварных магазинов, столовых, предприятий бытового обслуживания населения, санаториев и профилакториев, всевозможных объектов для внешкольных занятий с детьми или детского образования, учреждений культуры и объектов спорта, - этим не интересовался никто и никому это не было поручено.

У Лапдинского было совершенно изумленное лицо, когда я обратил его внимание на эти вопросы.

– Вот проектировщики спроектируют район на заказанное количество населения, и все будет построено по государственным нормативам, – и жилье, и детские учреждения и все остальное. Это го-су-дар-ствен-ные нор-ма-ти-вы (он водил пальцем влево и вправо, как бы читая мне, недорослю, нравоучения.

Я вспомнил в этот момент, как любил говорить мой отец:

– Он и через 10 лет не будет знать того, что я уже 10 лет тому назад забыл.

– Анатолий Сергеевич, – сказал я, – к заседанию Президиума ОКП приготовьте, пожалуйста, перечень объектов, которые следует построить для нашего Академгородка. Я часть их перечислил в своей Записке, но, возможно, я кое-что упустил.

Снова бурное слово- и слюноизвержение и, наконец, заключительная фраза:

– Михаил Алексеевич сказал, что максимальная цифра для Академгородка – 25 тысяч жителей. Вот исходя из этой цифры мы и будем проектировать.

          Уходил я от него расстроенный и рассерженный. Ладинский слепо следовал указаниям начальства и «молился» ни СНИПы, которые были для него библией. Ни шагу влево, ни шагу вправо, – только строго по действующим нормативам. И никакой гибкости. Я понял, что на заседании Президиума ОКП разразится скандал. В дверях я обернулся и сказал ему, что на заседании будут присутствовать все председатели месткомов. И что они не постесняются высказать все, что наболело у жителей Академгородка. На Ладинского это впечатления не произвело.

 

Collapse )
 Продолжение следует