Михаил Самуилович Качан (mikat75) wrote in academgorodock,
Михаил Самуилович Качан
mikat75
academgorodock

Category:

Академгородок, 1961. Часть 27. ХХII съезд КПСС. Персональное дело коммуниста Чугунова

Продолжение.
Начало см. Академгородок, 1961.  Части   -  20,   21,   22,   23,  24,  25,  26.
см. также
Академгородок, 1959. Части 
1  -  20.
Академгородок, 1960. Части  12.

ХХII съезд КПСС

 Съезд прошел в октябре 1961 года. Некоторые его заседания транслировались по Центральному телевидению, в частности, торжественное открытие. Две недели ежедневно мы слушали и читали в газетах выступления вождей и лидеров зарубежных компартий. Было непривычно, слышать «смелые» выступления членов Политбюро (все они выступили). Каждое выступление открывало что-то новое в мрачных страницах сталинской эпохи.

Борьба с культом личности Сталина в стране, по решению съезда, должна быть усилена. Было решено переименовать города, предприятия, колхозы, – все что еще сохранило его имя. Теперь признали необходимым снять все памятники «великому и мудрому», кроме одного единственного – на его родине в г. Гори.

По решению съезда в ночь на 31 октября из мавзолея Ленина-Сталина на Красной площади было вынесено тело Сталина, у кремлевской стены появилась его могила. Сделали это тихо, без шума, ночью. А нас просто поставили в известность, и все. Протестов не было. Было немного не по себе, но все промолчали. Мне казалось, что тем самым подводится черта под прошлым. Что теперь должно быть все по-другому. – начнется эпоха правды и искренности во всем. А мавзолей снова стал называться «Мавзолей Владимира Ильича Ленина».

На съезде много говорилось о грядущем изобилии, и я все еще верил, что наше светлое коммунистическое будущее теперь уже недалеко. И конечно, новая программа КПСС, в которой утверждалось, что к 1980 году советский народ будет жить при коммунизме, была принята единогласно.

Самое интересное, что я в это поверил. Наверное, и многие тоже. Хотя я видел, что до коммунизма нам, как до неба. 

подарки к съезду

 Как обычно, к съезду приурочили значимые события, чтобы показать «выдающиеся достижения нашей страны в ее поступательном движении к коммунизму». Среди подарков XXII съезду КПСС было завершение строительства самой крупной в Европе Волгоградской ГЭС и взрыв самой мощной в истории термоядерной бомбы на полигоне на Новой Земле.

 

испытания термоядерного оружия на Новой Земле

 

За 35 лет с 1955 года по 1990 год на ядерном полигоне Новая Земля было произведено 135 ядерных взрывов. 87 были произведены в атмосфере (из них 84 воздушных, 1 наземный, 2 надводных). 3 – под водой. 42 – под землей. Среди взорванных бомб были и очень мощные.

30 октября 1961 года на этом полигоне была испытана самая мощная из когда-либо испытывавшихся бомб – 100-мегатонная водородная бомба—Царь-бомба. Она была испытана лишь на половину своей мощности (57 Мт – пол-Ивана) на площадке Сухой Нос. Приведу некоторые данные по ее разрушительной силе:

– излучение вызывало ожоги третьей степени на расстоянии 100 километров;

– на острове Диксон, отстоящем от места взрыва на 800 километров, взрывной волной выбило окна в домах;

– ударная волна, возникшая в результате взрыва, три раза обогнула земной шар.


                По-моему, человечество уже было близко к своему самоубийству.

 

Сталинград переименовали в Волгоград

Неожиданно для всех 10 ноября 1961 года город Сталинград был переименован в Волгоград. Это переименование мне уже было труднее понять, ведь имя Сталинград существовало отдельно от имени Сталина. Сталинград был символом разгрома немецко-фашистских войск, символом победы в Великой отечественной войне. Название Волгоград в душе не звучало. Я долго не мог к нему привыкнуть.

– А почему бы тогда было не вернуть городу старое название – Царицын? Ведь это имя было дано крепости-острогу еще в 1589 году?

 

персональное дело коммуниста Чугунова

 27 ноября 1961 г. на закрытом партсобрании НГУ рассматривалось персональное дело студента-коммуниста Р. Чугунова, который выступил в защиту руководителя «антипартийной группы» Молотова. Он послал в адрес XXII съезда КПСС телеграмму следующего содержания:  

«Исключить Молотова, – значит не поверить мне, молодому коммунисту, что я в состоянии разобраться во всех ошибках Молотова.

Мой отец-коммунист погиб в 1941 году со словами «За Родину, за Сталина!»

В детстве я воспитывался на гимне «Нас вырастил Сталин» [на верность народу. М.К.]. Это был культ личности. Я смог понять его вред, осудить и прийти в 1959 году в ряды коммунистов. Всю жизнь помню, как Молотов, рыдая, произносил речь над гробом Сталина. Да, он заражен культом личности. Да, он глубоко заблуждается и принес тем огромный вред людям. Это не подлец, не заклятый враг, как Троцкий или Берия. Это не подлец, подхалим и очковтиратель Маленков. Это горячо любимый Молотов, человек, своими руками делавший революцию, сейчас глубоко, но добросовестно заблуждающийся. Надо помочь ему разобраться...

С уважением к историческому съезду КПСС Р.Чугунов». 

Съезд партии – это высшая партийная инстанция, и Чугунов апеллировал к нему, защищая признанного многолетнего вождя, который был объявлен руководителем «антипартийной группы». С точки зрения партийного устава, то-есть, чисто формально, в его действиях накакого нарушения не было. Каждый коммунист может индивидуально апеллировать к съезду, что и было записано в Уставе КПСС. Чугунов был честным парнем, которому трудно было поверить без доказательств, что революционер-большевик Молотов, олицетворявший коммунизм в СССР, может оказаться антипартийным деятелем.  Чугунова не остановило даже то, что посылка телеграммы стоила ему практически всей месячной стипендии.

Нашелся стукач, который принес копию телеграммы в партбюро. А на заседании партбюро сумели найти и нарушение устава. Оказывается Чугунов «собрал» в своей группе собрание, где и выступил в поддержку Молотова. После Решения Политбюро об «антипартийной группе» этого уже делать было по уставу партии нельзя. Аппелировать индивидуально можно, а агитировать за Молотова нельзя. Партийное собрание НГУ объявило Р. Чугунову «выговор с занесением в личное дело ...за непартийное поведение, выразившееся в организации группового собрания и агитации на нем за поддержку руководителя антипартийной группы Молотова».
             Мысли Чугунова были мне близки. Я был воспитан на обожании Молотова. В институте получал стипендию его имени. Я представить себе не мог, чтобы большевик с дореволюционным стажем, бессменный (после Литвинова Министр иностранных дел и даже Председатель Совнаркома был антипартийным деятем.
             Но я промолчал.

Продолжение следует
Tags: Академгородок. 1961
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments