Михаил Самуилович Качан (mikat75) wrote in academgorodock,
Михаил Самуилович Качан
mikat75
academgorodock

Category:

Академгородок. 1962. Часть 6.

Продолжение.
Начало см. Академгородок, 1962. Часть 1,  2,  3
,   4,  5.
См. также:  
Академгородок, 1959. Части 1  -  20.
Академгородок, 1960. Части 12.
Академгородок, 1961. Части -  29.


краткая история театра-студии Пономаренко

 Эта история тоже написана Любой Качан, которая дала мне свои неопубликованные материалы. Я помещаю их, а также воспоминания Володи Свиньина и Сережи Кудрявцева с моими очень краткими комментариями.

 Самодеятельный театр-студия Академгородка, который впоследствии стал называться театром Пономаренко, по имени режиссера, ставившего с этим театром спектакли в течение пяти лет, имеет свою предисторию.

Первым был драмкружок, которым руководил артист Новосибирского ТЮЗа В.Ямпольский, организованный в июле-августе 1960 года. Репетиции проходили в так называемом «Красном уголке» - подвале одного из пяти первых в городке домов в микрорайоне А (№ 1 по Обводной ул., теперь № .. по Терешковой – за школой).

К постановке готовилась пьеса «Диплом на звание человека». Роль главной героини, будущей артистки, была поручена Любе Качан (она жила в этом же подъезде на третьем этаже). Ее партнерами-соперниками были Вениамин Соколов, в то время еще скромный м.н.с. и Эдуард Дагман. По «техническим причинам» (режиссер ушел) пьеса так и не увидела сцены. Видимо, дорога в городок при тогдашнем плохом сообщении отнимала слишком много времени. Да и морозы тогда начинались уже в сентябре.

Но, до того, как этот первый в городке театральный коллектив перестал существовать, он все же успел показать одну свою работу на первом новогоднем вечере СОАН, в спортзале первой в Академгородке школы (№ 130, потом № 25). В инсценировке рассказа А.П.Чехова «Свидание хотя и состоялось, но…» роли исполняли: Егор (Жорж) Гвоздиков - Юрий Немировский, м.н.с. Института Гидродинамики, Соня – М.Оппель. Текст от автора читала Люба Качан.

После этого коллектив распался. Но в Университете в том же году был создан кружок любителей театра., который вел артист театра «Красный факел» А.Н.Левит.

Сохранился первый список (в алфавитном порядке) артистов: В.Бойков, В.Горбенко, А.Кудрявцев, Т.Лексина, Л.Макарова, Р.Медведев, А.Пономаренко, А.Попов, Р.Салимов, В.Свиньин, А.Ушакова, А.Чернобров, В.Штерн.

Занятия, в основном, ограничивались читкой стихов. Этот кружок тоже быстро перестал существовать. Видимо, по тем же причинам, что и первый. Безхозные любители занялись, кто чем мог, уповая на будущее. Наступило временное затишье.

Потом была пьеса «Абсолютный нуль». Ее поставили в университете студенты Александр.Чернобров и Владимир Свиньин. Об этом Володя Свиньин написал в своих воспоминаниях: 

«Я всегда тяготел к гуманитарной сфере. Еще студентом, когда учился в Ленинграде на физфаке, участвовал в театральных постановках. У нас был свой студенческий театр. В одном из спектаклей я исполнял важную роль... пингвина. А премьера другого состоялась незадолго до отъезда в Новосибирск. И мы с приятелем, поскольку помнили текст наизусть, решили восстановить этот спектакль уже здесь, силами студентов НГУ. Сели, записали роли, пришли в Новосибирский университет современного здания у него еще не было, университет располагался в школе, и предложили студентам: «Кто хочет участвовать в читке студенческой пьесы?» Пришел заинтересованный народ, мы поставили спектакль, а на нем присутствовал и один из ИЯФовских сотрудников, Пономаренко. И он сказал: «Все это здорово, но если вас серьезно интересует театр, то давайте организуем студию».

И мы открыли студию в ДК «Юность» в Академгородке. Ставили серьезные спектакли.

Снова даю слово Любе Качан:

По городку разнесся слух (буквально) о создании театра. Был сформирован первый худсовет, в состав которого вошли (в алфавитном порядке): Гена Кайгородцев, Арнольд Пономаренко, Юрий Сергеевич Постнов, Жора Пыхтеев и Саша Чернобров.

Принято говорить, что этот театр начался с «Абсолютного нуля». Так называлась пьеса, которую решили поставить бывшие студенты Ленинградского политехнического института А.Чернобров и В.Свиньин, приехавшие в Академгородок для завершения образования в НГУ. Анонс первого представления выглядел примерно так:

            Антон Положительный

Абсолютный нуль

5 августа 1962 года                                                                                                                  Физ-мат НГУ

ртс ну – это!

Расширенная театральная студия, Новосибирский Университет, эстрадно-театральное объединение

[В этом объявлении студентов НГУ чего только нет: даже "эстрадно-театральное объединение".но четко видно, что пьеса была поставлена на физмате НГУ. МК]

             Когда работа над «Абсолютным нулем» близилась к завершению, возник естественный вопрос, а что же будет с театром дальше.

Худсовет театра собрался на квартире у м.н.с. ИЯФа Арнольда Пономаренко для обсуждения дальнейших действий.Результатом этого обсуждения явилось объявление о создании театра-студии, которое вскоре появилось на всех домах Академгородка (это объявление показано чуть выше. Автором его считают к.ф.н. Ю.С.Постнова, хотя вероятнее всего, это был плод совместных усилий худсовета – Л.К.)

На первом собрании был зачитан устав театра, а на втором уже читалась предложенная к постановке пьеса прогрессивного французского журналиста Эмануэля Роблеса «Монсерра».

Как эта пьеса появилась в «портфеле» театра? На заседание худсовета А.Чернобров принес «кучу» всяких пьес, которые механически разделили для прочтения между членами худсовета. Пьеса «Монсерра» досталась А.Пономаренко. Она заинтересовала и увлекла его.

Что касается других пьес, то либо они оказались менее интересными, либо не нашли благоприятной почвы. Так или иначе, но на ближайшем собрании читалась именно эта пьеса. Талантливо прочитанная Арнольдом Пономаренко, она произвела очень хорошее впечатление на слушателей, хотя и вызвала бурные споры.

Все сошлись на мнении, что пьеса безусловно интересная. Но когда речь зашла о ее постановке, мнения разделились. В коллектив пришли люди, любящие театр, но никогда раньше не выступавшие. Среди них были те, кто считал, что пьеса слишком трудна и будет им не по силам, или что ее можно поставить, но будет неинтересно над ней работать, т.к. речь в ней идет о событиях очень далеких.

Продолжительные и бурные дебаты закончились неожиданно просто: А.Пономаренко заявил о своем твердом желании ставить пьесу и предложил всем, желающим в этом участвовать, остаться для чернового распределения ролей. Предложение была несколько неожиданным и необычным, и некоторые из присутствовавших, оскорбившись, удалились.

Так была потеряна незначительная часть группы, но обретен режиссер. Те же, что остались, составили ядро театра-студии, которое в почти неизменном виде существовало до самого последнего спектакля этого театра. И продолжало работать еще некоторое время и после с другими режиссерами и даже самостоятельно.  

Сергей Кудрявцев о начале работы театра-студии 

О начале театра-студии все пишут по-разному. Это естественно, - у каждого было свое начало. В представлении Сергея Кудрявцева, артиста в спектаклях Пономаренко и в некоторых случаях помощника режиссера, начало выглядело так.

– В Доме культуры «Юность» - тогдашнем культурном центре Академгородка - был создан театр-студия, которым руководил Юрий Сергеевич Постнов (1925-1978), ставший   впоследствии доктором филологических наук, организатором и первым руководителем сектора литературоведения будущего Института филологии СО РАН[Ю.С.Постнов был с самого начала председателем художественного совета. МК].

Студией была поставлена оратория «Сибирь – земля героев» по сценарию Ю.С. Постнова. Он же поставил «Фабричную девчонку» А. Арбузова [на самом деле эта пьеса написана А.М. Володиным. Поставлена она была в декабре 1963 г., т.е. позже «Монсерры». МК]. Но вскоре Юрий Сергеевич отошел от постановочной деятельности (ушел в науку), и руководителем театра-студии стал научный сотрудник ИЯФ, кандидат физмат наук, тоже увлеченный театрал и хороший организатор Арнольд Григорьевич Пономаренко [неверное утверждение: Ю.Постнов и А.Пономаренко работали вместе с самого начала. МК].

                 А вся работа театра Пономаренко в те далекие 60-е у Сережи Кудрявцева умещается в 6-7 строк:

– В 60-е годы им были поставлены «Сирано де Бержерак» (Э. Ростан), «Сильные чувства» (И. Ильф и Е. Петров) [на самом деле водевиль «Сильное чувство». МК], сцены из «Свадьбы Кречинского» (А. Сухово-Кобылин) [на самом деле А.В.Сухово-Кобылин «Великий день», фрагменты из комедии «Смерть Тарелкина». МК], «Борис Годунов» (А. Пушкин) [на самом деле, А.С. Пушкин и А.К. Толстой «Борис Годунов». МК]  и другие. Некоторые спектакли играли в открытом к тому времени Доме культуры «Академия». 

Это тоже естественно, потому что впоследствии при Доме ученых был создан клуб «Лицедей», в который и подались оставшиеся без режиссера актеры. Тем не менее за театральные постановки «Лицедея» отвечал ДК «Академия», и в печальной истории 1984 г. с постановкой пьесы Николая Эрдмана «Самоубийца» (постановка Славы Новикова) «неприятности» от уходящих в небытие, но тогда еще всемогущих партийных органов достались директору ДК Нелли Мироновне Малиновской, – ее исключили из КПСС. Пожалуй, больше, чем другим артистам тогда досталось и Володе Штерну. Его изгнали из НГУ, где у него были аспиранты, и почему-то лишили довольно существенной премии за год.  Ну и, конечно, потрепали нервы при обсуждении (и осуждении) его мнимых проступков на заседаниях бюро и на собраниях коллектива института теплофизики.

Постановки «Лицедея», как более близкие, и остались в памяти Сережи более четкими. Он возобновил «Самоубийцу», когда это стало возможным, и этот спектакль был показан и в Академгородке, и в Томске – и повсеместно с успехом. В деятельности «Лицедея» того времени Сергей помнит больше подробностей. Тем более, что он проявил себя там не только как талантливый актер, но как и талантливый режиссер.

Когда Володя Штерн указал Сереже Кудрявцеву на его ошибки в воспоминаниях, Сережа совершенно искренне спросил его: «А не все ли равно? Какое это имеет значение?»

Действительно, какое? Не бог весть какие события! Важны ли детали? И кому они будут нужны завтра, когда не останется участников этих событий?

Но я знаю, как важны они были тогда. Коллектив театра-студии жил своим театром. Они создавали спектакли, каждый из которых был произведением искусства, и были счастливы, что это удается. 
                И я уверен в том, что должна быть даже в деталях воссоздана правда. Та правда, которая была на самом деле.

Продолжение следует

Tags: Академгородок. 1962, Театр-студия Пономаренко
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments