Михаил Самуилович Качан (mikat75) wrote in academgorodock,
Михаил Самуилович Качан
mikat75
academgorodock

Categories:
  • Mood:

Академгородок, 1962. Часть 18

Продолжение.
Начало см. Академгородок, 1962. Часть 1   -
  10,  11,   12,  13,   14,   15,  16,  17.
См. также:  
Академгородок, 1959. Части 1  -  20.
Академгородок, 1960. Части 12.
Академгородок, 1961. Части -  29.

 

меня принимают кандидатом в члены партии 

И надо же случиться такому совпадению: именно в это время в декабре 1962 года меня приняли на бюро РК КПСС кандидатом в члены партии. Сначала со мной поговорил о вступлении в партию Георгий Сергеевич Мигиренко, и я спросил его относительно того, а как же с нормативом приема в партию работников технической интеллигенции, связанным с числом вступивших в партию рабочих. Это было широко известно, потому что в СССР было официально объявлено, что КПСС это, прежде всего, партия рабочих. Затем добавлялось – и крестьян. Интеллигенция не упоминалась. Мигиренко сказал мне, что об этом он сам побеспокоится. 

 

Каждому вступающему комсосольцу надо было получить рекомендацию Комитета комсомола. В комсомоле состояли до 28 лет, а мне как раз столько и было. Я помню, как после заседания комитета, на котором мне дали рекомендацию, секретарь комитета ВЛКСМ СО АН Боря Мокроусов сказал:

– Комсосол дает тебе, Миша, рекомендацию. Будь всегда честен перед всеми, комсомолом, партией, страной!

Другие две рекомендации мне дали Иван Прохорович Мучной и Петр Лукич Куприенко.

И вот после приема на партбюро института гидродинамики, потом на партсобрании института, на заседании парткома СО АН и, наконец, на бюро райкома, в декабре 1962 года я стал кандидатом в члены партии. Бюро райкома приняло меня единогласно. Мне сказали, что я достоин быть в партии, но теперь мне нужно пройти годичное испытание кандидатом. Такой был установлен порядок.

Если бы я жил в другом месте, не в научном центре, меня бы в партию никогда не приняли бы. Принимали в основном рабочих, а интеллигентов, каковым и меня считали, в какой-то ничтожной доле процента от числа вступивших рабочих. Так регулировался классовый состав партии. Правда, интеллигенция считалась не классом, а прослойкой. Классов у нас было два: рабочий еласс и трудовое крестьянство. Третий класс – буржуазия – был уничтожен вместе с частной собственностью.

Вскоре мне вручили карточку кандидата в члены КПСС. Любочке мое вступление в партию не очень понравилось, но она понимала, что мне в моей общественной работе это поможет. Праздника по этому поводу дома не было. Но я думал, что если все честные люди вступят в партию, а партия вычистит из своих рядов всех тех, кто ответственен за гибель миллионов людей в лагерях, постепенно партия станет другой. И я буду одним из тех, кто изменит партию, общество и, в конечном итоге, жизнь.

– Мое поколение, - думал я, -  непременно сделает это! 

13-я симфония Шостаковича «Бабий Яр» 

Дмитрий Шостакович позвонил Евтушенко просьбой позволить ему написать музыку на его стихотворение «Бабий Яр». Поэт с радостью согласился. Тогда Шостакович спросил его, не может ли он приехать незамедлительно. К удивлению Евтушенко, Шостакович сыграл ему на фортепиано все основные темы будущей знаменитой "Симфонии #13". Все пять частей симфонии написаны на слова стихотворений Евтушенко: "Бабий Яр", "Юмор", "В магазине", "Страхи", "Карьера".

            Шостакович говорил, что стихотворение «Бабий Яр» настолько потрясло его, что решение написать музыку на эти слова созрело мгновенно. Тринадцатая симфония была создана в невиданно короткий срок, но премьеру ее власти пытались так или иначе сорвать. Испугавшись возможных гонений, от исполнения симфонии отказались всемирно известные исполнители: дирижёр Евгений Мравинский, приглашенный самим Шостаковичем, и певец Борис Гмыря. Спасли положение дирижер Кирилл Кондрашин и молодой певец Виталий Громадский. Тем не менее, буквально накануне премьеры Кондрашину пригрозили запретом, если не будет упоминания о русских и украинских жертвах. Евтушенко пришлось добавить четыре строки: 

Я здесь стою, как будто у криницы,
             дающей веру в наше братство мне.
             Здесь русские лежат и украинцы,
             с евреями лежат в одной земле. 

Эти четыре строки спасли исполнение симфонии.

Русские и украинцы действительно лежали в одной земле вместе с евреями. Они тоже были жертвами войны. Но не об этом речь в поэме Евтушенко. И не об этом симфония Шостаковича. Там речь идет о геноциде еврейского народа, который уничтожался нацистами под корень. Они не щадили ни женщин, ни стариков, ни детей. И должно быть стыдно «просвещенным» вождям этого не понимать.

– Если бы авторы не пошли на компромисс, – пишет Евтушенко, фактически оправдываясь, почему он дописал последние 4 строки, – человечество услышало бы гениальное произведение Шостаковича лишь через 25 лет.

Все же 18 декабря 1962 года 13-я симфония Шостаковича была исполнена в Москве и…тут же снята с репертуара и запрещена.

Однако все было ясно, что Шостакович написал потрясающую музыку на потрясающие стихи, от которых мороз шел по коже.

По рукам ходили пленки с записью 13-й симфонии.

 

заседание идеологической комиссии при ЦК КПСС

 

А в Москве 24 и 26 декабря 1962 года состоялось заседание Идеологической комиссии при ЦК КПСС с участием молодых писателей, художников, композиторов, творческих работников кино и театров Москвы. Партия всерьез начала рулить искусством. Они думали, что знают, что народу надо и что не надо. Что полезно знать и что вредно. О чем можно говорить со сцены театра, а о чем нельзя. Какие картины хорошие, а какие – мазня. О чем можно писать в книгах, а о чем запрещено. Народу это не нужно. И кого бы они привели к коммунизму? И Какой бы это был коммунизм? Но наши вожди были уверены, что их партийное чутье сильнее таланта художника.

ставьте острые вопросы!

 

Недавно в статье Борзенкова я нашел выдержку из стенограммы расширенного заседания парткома СО АН 20 декабря 1962 года, где приведено критическое замечание ректора НГУ академика И.Н. Векуа в адрес секретаря комитета ВЛКСМ СО АН СССР Бориса Мокроусова:

 

– «Мокроусов сидит здесь, он хороший парень, но пришел однажды на комсомольское собрание в университет, перевыборы были. Студенты выступали, никакого шума не было, Мокроусов решил выступить и поговорить со студентами и сказал, что ваши выступления не годятся, что вы не ставите острых вопросов, вы не верите в то, что сами говорите. А когда студент выступил с острыми вопросами, то он ушел «в кусты» и не нашел нужным раскритиковать его. Так нельзя: если ты просишь человека выступить остро, то так же остро и отвечай, а выпускать дух из бутылки и убегать — не годится.

 

Конечно, ректору Векуа нужно было, чтобы «никакого шума не было». Ему так спокойней. Но Боря Мокроусов, как и весь комсомол тогда, включая и все комсомольские органы вплоть до ЦК ВЛКСМ, требовали пробуждения комсомольского духа. Они хотели, чтобы комсомольцы ставили острые вопросы по деятельности своих предприятий и организаций, университетов и институтов. Они хотели искоренения многочисленных недостатков, мешающих нам жить. И в этом отношении мы с Борей Мокроусовым были заодно.

Разница между нами состояла в том, что он возбуждал критику в расчете на то, что сами критикуемые или те люди, которые их сменят, устранят или искоренят эти недостатки. Я же эти недостатки видел или искал, а когда находил, – сам старался устранить или искоренить. И работал постоянно над тем, чтобы наша жизнь стала лучше во всех отношениях.

Боря Мокроусов вызвал студента на откровенный разговор, но студент видимо зашел дальше в своем выступлении, чем Боря Мокроусов предполагал. Видимо, студент начал критиковать не местное руководство, а политику партии или правительства. А, может быть, и самого Хрущева. И Боря Мокроусов сознательно не стал отвечать на это выступление студента. Я знал взгляды Бори в те времена. У нас иногда были почти откровенные беседы. Он и сам бы с удовольствием покритиковал политику партии и правительства. Но ему этого делать было нельзя, потому что его бы тогда немедленно сняли. Выступать же против студента и лукавить Боря не захотел. Боря был честным и принципиальным человеком, но как и многие из нас конформистом.

Но не будешь же все это рассказывать Векуа, тем более на расширенном заседании парткома СО АН. Наверное, и там Боря промолчал.

Продолжение следует

 


Tags: Академгородок. 1962
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments