Михаил Самуилович Качан (mikat75) wrote in academgorodock,
Михаил Самуилович Качан
mikat75
academgorodock

Categories:

Как я попал в Академгородок. Часть 9.

Продолжение. Начало см. 1,  2,  3,  4,  5,  6,  7,  8.


Золотая Долина

 

Не раз и не два я слышал это название в первые дни после приезда. Так называлось место, которое облюбовал Михаил Алексеевич Лаврентьев для своего жилья. Он поселился в доме лесника. Таким был этот домик в ту пору

 Дом Лаврентьева в первые пару лет.

 

 

 

 

 

 Один из финских домиков в Золотой долине


            Для его ближайших сотрудников поставили финские домики, в которых были созданы минимальные удобства. В них поселились те, кто приехал вместе с Лаврентьевым осенью 1958 года. Видимо, оставались свободные места, потому что впоследствии там поселилось еще несколько человек и даже семей. Долина небольшого ручья «Зырянки» была весьма живописна. Деревья на склонах стояли огненно желтыми, прямо золотыми. Так и назвали тогда это место – «Золотая долина». Название прижилось, хотя у этого места раньше было другое название – «Волчий лог». А поскольку там было много молодежи, вскоре появилась и песенка, ставшая очень популярной: 

                                    Прощай, Москва… …Сибирь кругом.

                                    Живем семьей единою.

                                    Наш новый дом теперь зовем

                                    Мы «Золотой долиною».  

                                                Кругом шумит почти тайга,.

                                                Течет Зырянка реченька...

                                                Кому наука дорога, –

                                                В столицах делать нечего. 

                                    Построят баню нам зимой

                                    И выдадут всем валенки.

                                    А там, глядишь, и вступит в строй

                                    Институт гидродинамики. 

Для сохранения ритма слово «Институт» в последней строчке, как вы понимаете, произносилось как «Инстут». Но этот легкий недостаток ничего не умаляет, а даже придает песне определенный народный колорит.

Слова этой песни написала Наташа Притвиц, сотрудница отдела академика Кочиной. – Наташа тоже зимовала там. Кто подобрал мотив, на который песня поется, я не знаю.

 Наташа Притвиц чистит картофель на всех в Золотой долине. Возможно, она была дежурной по кухне?

         
  Конечно, любопытство повело меня по узкой не сильно наезженной извилистой лесной дороге в Золотую долину (просека по которой теперь идет Золотодолинская улица, тогда еше не была прорублена). Я нашел и с благоговением псмотрел на домик Лаврентьева, на финские дома, на бараки-лаборатории, не думая о том, что это место впоследствии станет легендарным. Для меня оно уже было им.
         
         Была весна, солнце пригревало, но листья еще не распустились, и деревья стояли серые. Только редкая сосна была покрыта зеленой хвоей. Я попытался представить эту долину осенью, в золоте. Не получилось. Напрягся еще. Нет, не получается. Тогда я решил, что лучше дождаться осени и придти сюда посмотреть, как все это будет смотреться.Потом я ее видел осенью много раз. Феерическое зрелище.Долина и впрямь была золотой.
 

Обское море

 Следующий мой поход был к Обскому морю. Водохранилище, которое образовалось на месте полей и лесов, деревень и даже части небольшого городка Бердска, когда поднялась плотина Новосибирской ГЭС, все называли Обским морем. Город Новосибирск оказался в 30 км ниже по течению реки Обь, а место для Академгородка было выбрано чуть выше плотины. Вода в этом месте разлилась на 16 километров в ширину. К слову длина Обского водохранилища – порядка 220 километров.
          Я уже писал, что к моменту заполнения водой, территория была во многих местах не очищена от леса. Деревья так и ушли под воду, и в отдельных местах стояли как погибшие солдаты в воде. А то и торчали из воды. Хуже другое. Под воду ушли и выгребные ямы с их содержимым, и через некоторое время рыба оказалась зараженной глистами. Особенно сорожка, это типа плотвы. Впоследствии многие люди заразились эхинококком, видимо, они ели недостаточно прожаренную рыбу.

Я пересек железную дорогу – «Турксиб» и вышел на высокий берег. Со стороны Академгородка зрелище было очень красивым: вдаль уходило зеркало воды. Подо мной на самом берегу земснаряды намывали песок.

 Я вспомнил, что в 30-х годах Туркестано-Сибирская железная дорога была одной из важнейших строек страны, и ее строили комсомольцы-добровольцы. Комсомол тогда настойчиво призывал молодежь ехать на строительство Турксиба.

 Предложение о намыве песка для защиты железной дороги от волн Обского моря исходило, как мне рассказывали впоследствии в Управлении Капитального строительства СО АН,  от  первого начальника УКСа Чхеидзе Я его уже не застал в Академгородке. О его профессиональных качествах всегда говорили в превосходной степени. Он был Инженером с большой бувы. Именно он работал с проектировщиками. Он был первым помощником академика Сергея Алексеевича Христиановича, заместитля Председателя СО АН, отвечавшего за проектирование и строительство. И именно Чхеидзе организовал выбор, произвел заказ и получил все оборудование для строительства Академгородка.  Его фотографии у меня, к сожалению, нет

 Сергей Алексеевич Христианович

 

Вот, что о некоторых людях, организовавших строительство городка, рассказывает в своих воспоминаниях Михаил Алексеевич Лаврентьев:
        
  – В подготовке и организации строительства Академгородка первостепенную роль сыграл С.А. Христианович, имевший опыт создания Физико-технического института под Москвой. Он сумел привлечь Г.Д. Чхеидзе, строителя Комсомольска-на-Амуре, послужившего прообразом инженера Беридзе в романе В. Ажаева "Далеко от Москвы", А.С. Ладинского (опытного инженера-архитектора, лауреата Государственной премии).

 Дополню, что Анатолий Сергеевич Ладинский строил Дворец Науки в Варшаве. После ухода Чхеидзе, начальником УКСа стал В.Я. Каргальцев, опытный инженер-строитель, впоследствиии заместитель председателя Новосибирского горисполкома, отстраненный первым секретарем обкома Ф.С. Горячевым за критику на пленуме обкома КПСС. Тогда его и пригласили в СО АН.

После отстранения С.А. Христиановича строительство стал курировать в ранге заместителя председателя СО АН по производственно-техническим вопросам и строительству Борис Владимирович Белянин, который до этого возглавлявлял крупнейший отраслевой институт – Сибниа (Сибирский НИИ авиации) в Новосибирске. Тоже очень сильный руководитель. 

Так или иначе, инженеру Чхеидзе жители Академгородка обязаны замечательным пляжем. А железную дорогу, знаменитый «Турксиб», уже не нужно было переносить вглубь земель СО АН, подальше от моря.

 

Полоса уже намытого песка протянулась километра на два влево и на километр вправо. Потом справа она поворачивала под 90 градусов, и был отчетливо виден высокий берег покрытый соснами, спускающийся к воде и окаймленный золотым песком (на снимке).

Дальше была искусственная коса, а за ней после длинной выгнувшейся дугой дамбой, вдалеке, с трудом можно было различить какие-то строения. В той стороне была Новосибирская ГЭС. Шлюза не было видно, он был за косой справа.

Я перевел глаза и посмотрел прямо перед собой. Земля здесь была довольно близко, но это был не противоположный берег, а остров, не ушедший под воду. Он порос кустарником и даже лесом. Его впоследствии назвали остров Тайвань, и происхождение этого названия объясняли так: там любили уединяться Тани и Вани, отсюда и название – остров Тань-Вань. Уверяю вас, что весной 1959 года это название уже было известно. Вероятно, его придумали первые жители Золотой долины. хотя среди них не было ни Тань, ни Вань.

Продолжение следует

Tags: Академгородок. 1959
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments