Михаил Самуилович Качан (mikat75) wrote in academgorodock,
Михаил Самуилович Качан
mikat75
academgorodock

Академгородок, 1963. Часть 18. Турпоездка в ГДР. Пост 1.

Продолжение главы Академгородок, 1963.
Начало см. части  1,   23,   4,   5,    6,   7,   8,   9,   10,   11,   12,   13,   14,   15,   16,   17.  
См. также предыдущие главы: Академгородок 1959, 1960, 1961 и 1962 гг.





туристская поездка в ГДР

Мы с Любочкой решили поехать вместе куда-нибудь отдохнуть. Нам хотелось в Крым или на Черноморское побрежье Кавказа, – мы пока не были ни там, ни там. К сожалению, мы поздно схватились, – путевок никуда не было.

– Берите путевку по линии «Спутника» в ГДР. «Спутник», молодежная организация ЦК ВЛКСМ, организует туристские группы для молодых людей. Будет интересная поездка по стране. 12 дней. И путевки – дешевле некуда.

Мы переглянулись и... взяли.

До сбора группы в Москве и отправления в ГДР оставалось три дня, когда я вернулся из командировки. Дома было пусто. Иринку Любочка отвезла в Горький к своим родителям. Володя тоже куда-то уехал. От Любочки меня ждала записка. Она писала, что уехала раньше, чтобы побыть в Москве, а в конце была приписка:

– Да, кстати, поищи, пожалуйста, мой паспорт, а то я его нигде не нашла.

поищи паспорт

Заграничных паспортов тогда еще не было, и за рубеж ездили по обычным общегражданским паспортам.

Паспорт я начал искать сразу. Методически обыскал весь дом. Один раз. Потом другой. И, наконец, третий. Поездка в ГДР рушилась.

Поняв, что паспорта я не найду, я решил попробовать быстро оформить новый. Стал искать фотографию. И фотографии приличной не могу найти. Нашел какую-то групповую. С утра побежал в фотолабораторию института, и там мне помогли из групповой фотографии вырезать любочкино фото, а потом сделать ее пригодной для паспорта.

Сразу после этого поехал в отдел милиции. Хорошо, что я знал начальника отдела. Объяснил ему ситуацию, и он «вошел» в мое положение. На следующий день к вечеру у меня в руках был паспорт, который я еще успел прописать. Паспортом его трудно было назвать. Он представлял собой сложенный серенький листик паспортного размера, правда бумага обложки была чуть толще писчей. С наружной стороны было написано «Паспорт гражданина СССР» с гербом СССР. Там же было написано: «взамен утерянного». Внутри был сложенный листик-вкладка..Там были все паспортные данные, была оттиснута печть милиции, стоял штамп прописки и было место для простановки визы.

Конечно этот паспорт впоследствии вызывал подозрение на всех границах – и СССР, и Польши, и ГДР. Обычно пограничник его забирал и уходил к начальству. Начальство выходило и смотрело на Любочку. Любочка улыбалась, и начальство распоряжалось: «Пропустить». Не знаю, что в конечном итоге  срабатывало паспорт или любочкин взгляд.  Все же нас нигде с поезда не сняли.

Через год паспорт заменили на полноценный. А через пять лет я нашел старый паспорт: оказывается он завалился с холодильника в широкую щель на задней его стенке, где была сеть медных трубок. Там и пылился.

инструктаж

 

                В Москве группа собралась вместе и нам представили нашего руководителя. Им оказался молодой симпатичный москвич, комсомольский работник. Я оказался единственным, у кого был партийный билет, пусть и кандидатский. Поэтому меня представили как парторга. Инструктаж длился, наверное, час. Нам говорили, как мы должны себя вести в ГДР, что должны делать и чего не должны. Беседовали, как с дикарями или дебилами.

– Немцы, – нам сказали, – будут судить по вашему поведению о советской стране. Поэтому помните, что вы представляете наше социалистическое государство. Ведите себя достойно. Не покупайте в магазинах громоздкие и тяжелые вещи, которые потом будут вам мешать при переездах из города в город. А то тут одна особа в первый же день купила длинные карнизы для штор, а потом возили их из города в город, и каждый раз не знали как их разместить в автобусах. (Потом мы узнали, что об этих карнизах рассказывают каждой туристской группе). За проживание платить не надо. Вас будут размещать как туристов. Вас будут кормить, так что пищу покупать тоже не придется. Вы встретитесь с организованными группами из стран народной демократии, и у вас с ними будут вечера дружбы. Не берите больше двух бутылок водки. Но по две возьмите. Водка понадобится, чтобы поставить на стол, когда будете встречаться с другими группами.

– А сколько рублей нам разрешено обменять на марки.

– Каждый получит по 18 марок.

Общий вздох. Это было очень мало. Даже если покупать только сигареты.

– А пиво будут давать.

– Конечно, нет.

На пиво этих денег тоже было мало. А многие мечтали попить немецкое пиво. Нам разрешили взять с собой несколько рублей, питаться в дороге, пока едем по СССР. Мы взяли. Как оказалось, это было очень правильно.

У нас с Любочкой не было конкретных желаний. Мы решили посмотреть, что можно купить на наши 36 марок. А курево я набрал с собой, купив папиросы в Москве. Тогда, как большинство мужчин, я курил папиросы «Беломорканал» К слову, Сталин курил «Казбек». У «Казбека» табак имел своеобразный душистый аромат. «Казбек» был во всех табачных киосках,, но стоил в 2 раза дороже «Беломорканала».

через Польшу в Германию

В Москве нас посадили в купейные вагоны, и мы с песнями и стихами доехали до Бреста.

Стихи вслух читала Любочка. Она с собой взяла томик с поэмами Маяковского, ее (и моего) любимого поэта. И лишь рано утром впервые в жизни прочла «Облако в штанах». Эта поэма ее потрясла. Не удивляйтесь. Раньше эту поэму ни она, ния почему-то не прочли. "Флейту-позвоночник", кстати, тоже.

У Любочки даже были заплаканные глаза. И она от избытка чувств решила еще раз прочесть эту поэму вслух. Любочка знает наизусть очень много стихов. Они у нее сами собой укладываются в голове. Но сейчас стихи еще не запомнились, и она читала по книжке. Кстати, вместе со стихами у нее в голове звучит и музыка. В том числе и на ситихи Маяковского. Замечательные песни получаются. Наверное больше 20 песен мы записали.

Обычно про Маяковского говорят: «Поэт революции. Трибун. Горлан». А тут – лирика тончайшая, душевная. Израненная душа. Какие слова находит поэт! Какие нюансы! Как ярко и образно!

Любочка читает Маяковского как-то по-особому – очень просто и очень сильно. И акценты расставлены как-то иначе. И интонации какие-то особенные. «Трудные» стихи Маяковского доходят в ее исполнении как самые простые. Падают прямо в душу. И все всем понятно. После чтения Любочкой Маяковского часто говорят: «А я и не знал, что он такой лирик», Или еще по-другому:

– А я Маяковского не любил. А у Вас он совсем другой. Такой Маяковский мне нравится.

Так было и на этот раз. К концу чтения наше купе было битком забито. И рядом с купе собралась приличная кучка людей. Слушали и сопереживали.

Я уже говорил, что в дорогу каждый взял с собой еду и немного денег. Так нам порекомендовали на инструктаже и сказали сказали, на еду в дороге. Но уже вскоре мы встретились с неожиданностями.

Доехали до Бреста. Мы думали, что в Бресте поменяют колесные пары с широкой колеи на европейскую, узкую, и мы поедем дальше в тех же вагонах. Оказалось, что наши вагоны дальше не идут. После пограничных формальностей мы перешли границу, которую даже не заметили. Поняли это только потому, что пограничники были в непривычной нам форме, и мы догадались, что это поляки. Нам показали платформу, на которой мы подождали нашего поезда. Если бы нам его не показали, мы бы и не знали, на какой поезд нам следует пересесть.

Вагончики польского поезда оказались меньше наших, они казались мне игрушечными, а сам поезд был коротким, – вагонов шесть. Мы сели в вагоны на свободные места, которых было много. Но сесть всем вместе не получилось. Купе были открытыми, как у нас в комбинированных вагонах, но спальных мест не было совсем.

Поезд тронулся. Вскоре пришел кондуктор и сказал, что мы должны купить билеты до Варшавы. Этого нам никто не говорил. Мы бросились рассматривать наши билеты, - и оказалось, что они оплачены только до Бреста, хотя и было написано, что конечная станция – Берлин. Мы полезли за деньгами, – у всех были только советские деньги, которые кондуктор отказался брать.

– Через два вагона буфет, – сказал он, – купите что-нибудь, – на сдачу купите билеты.

В буфете было пиво. Прекрасное польское пиво. И недорого. Я купил пиво и получил сдачи с пяти рублей довольно много злотых. Их хватило на два билета. Еще и осталось на пару бутылок пива. Пиво –это, конечно, хорошо, но мы недоумевали, почему нам никто не сказал, что надо будет самим покупать билеты на границе. Мы вообще не были приучены к такой самостоятельности. Думали, что нас будут пасти всю дорогу. Оказалось, – бросили.

Поезд часто останавливался и постепенно заполнялся. К нам подсаживались пассажиры. По-русски расспрашивали нас о жизни в Советском Союзе. Некоторы предлагали поменять рубли на злоты. Другие – продать им фотоаппарат, они были у многих членов нашей группы. Мы отказывались . Во-первых, нам на инструктаже запрещали это делать. Во-вторых, злоты нам были не нужны. Куда бы мы их потратили? На пиво столько не надо. Но, вообще-то, курс обмена, который они предлагали, для нас был выгоден, хотя, наверняка, он был не лучшим.

               Впрочем, меня это не волновало. Я не стремился что-либо купить в Польше или в Германии. Или заработать на обмене валюты. У меня и мыслей таких не было. Хотя было немного обидно, что нам разрешили обменять совершенно мизерную сумму, и мы в Германии  будем практически без денег.
Продолжение следует
Tags: Академгородок. 1963, турпоездка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments