Михаил Самуилович Качан (mikat75) wrote in academgorodock,
Михаил Самуилович Качан
mikat75
academgorodock

Categories:

Академгородок, 1964. Пост 21. Под и над Интегралом (3)

Продолжение главы Академгородок, 1964.
см. Академгородок, 1964. Пост   1  -  10,   11,   12,   13,   14,   15,   1617,   18,   19,   20.
См. также предыдущие главы: Академгородок 1959, 1960, 19611962 и 1963 гг.




«Интеграл» – как важнейший центр общественной жизни Академгородка

 

          Итак, кафе-клуб «Под интегралом», выросший из тесных штанишек ККК, оставил  свое первое постоянное помещение на Жемчужной 20 в ППО и переехал в то помещение, где в течение следующих четырех лет бурлила яркая жизнь и где теперь висит мемориальная доска памяти Галича.
          С конца 1963 года именно кафе-клуб «Под интегралом» постепенно становится элитарным центром притяжения любителей, молодых и не очень людей, которые, с одной стороны, хотели бы в свободное время хорошо отдохнуть, причем не абы где, а обязательно окунувшись в интеллектуальную атмосферу, а с другой, –блеснуть игрой ума – обсудить в острой полемике проблемы наши насущные.
          Клуб со своими подклубами, полюбившими знаменатель здания, быстро стал комплексным дискуссионным клубом высокого уровня. Правда, не могу не отметить, что некоторые из перечисляемых в воспоминаниях подклубов существовали только в уме авторов этих воспоминаний. Но и действующих было много.         
          В клубе были постоянные члены (более 100 человек), любители тусовок. Среди них были как выдающиеся ученые-полемисты, так и молодые ученые, готовые спорить обо всем на свете. Но были и молодые женщины, без которых все эти "заседания" были бы пресными. Одним было интересно, другие летели, как бабочкина огонек.
          Клуб, как магнитом, притягивал определенную часть молодежи Академгородка в свои остроумные «кабачковые дни», и «праздники». Он стал знаменит своими приглашениями выдающихся умов науки и выдающихся деятелей искусства на встречи с молодежью и просто как местом, где можно хорошо отдохнуть.
          «Интеграл» постоянно посещало не так уж много людей, но был определенный круг завсегдатаев и элитарный круг руководителей. 
         Наконец, апофеозом его деятельности стал фестиваль бардов 1968 с первым и последним выступлением на большой сцене Александра Галича с его пронзительными песнями, всколыхнувшими многие души, когда он впервые открыто назвал всё, что творилось в стране, своими именами. Сегодня эти песни звучат совсем по-другому, чем тогда. Тогда – дух захватывало от услышанного, от смелости исполнителя.

          В песне «Памяти Б.Л. Пастернака» он вслух, громко, на всю страну сказал
о нашей молчащей совести –                                     До чего ж гордимся мы, сволочи, 
                                                                                что он умер в своей постели». 
и об участниках и пособниках расправ  – 
                                                                                Мы поименно вспомним тех, кто поднял руки.
Прямо и нелицеприятно упомянул власти страны –  
                                                                                А над гробом встали мародеры, 
                                                                                И несут почетный караул... 
А в песне «Старательский вальсок» – вслух сказал о нас, о народе, принявшем правила игры в молчанку –                                                                               Пусть другие кричат от отчаянья, 
                                                                               От обиды, от боли, от голода! 
                                                                               Мы-то знаем – доходней молчание, 
                                                                               Потому что молчание - золото! 
                                                                               Вот так просто попасть в богачи,
                                                                               Вот так просто попасть в первачи,
                                                                               Вот так просто попасть в палачи:
                                                                               Промолчи, промолчи, промолчи!»

          И, видимо, власть предержащие "просто" испугались его правды. Испугались и даже растерялись. И в значительной степени спустили дело на тормозах, оставив без наказания руководство интегральцев.

          Итак, первые три года деятельности кафе-клуба «Под интегралом» – это его становление, а последние полтора года – апофеоз и умирание.
          Прозорливый министр журналистики «Интеграла» Нелли Степановна Ямпольская, возглавлявшая подклуб «Гусиное перо»,  еще в конце 1966 года скромно отметила в своей статье в нашей газете «За науку в Сибири», где она работала журналистом:
          – Сегодня из простого молодежного кафе «Интеграл» стал интересным центром общественной жизни Академгородка.
          Это верно, за три года клуб-кафе «Под интегралом» из не очень заметного клуба стал одним из центров культуры Академгородка 60-х годов.
          Верно. Я бы даже сказал, очень интересным центром. И никто тогда не мог представить себе, что пройдет еще год с небольшим, и в марте 1968 году имя кафе-клуб «Под интегралом» неразрывно сплетется с фестивалем бардов и с именем Александра Галича, станет символом пробуждающейся свободы для нашего и последующих поколений.

          Я думаю, что без фестиваля бардов и, особенно, без выступления Галича кафе-клуб «Под интегралом» так бы и остался лишь одним из славного ряда клубов Академгородка.


 А.И. Бурштейн
и Г.П. Безносов
в Израиле в 2000 г.

          «Интеграл» жил всего пять лет и то с натяжкой. У него был славный путь. И был свой звездный час, который Бурштейн и другие руководители клуба не упустили, не побоявшись последующих санкций, оставив яркий след в истории Академгородка и страны!
          А в глазах последующих поколений клуб стал уже чуть ли не единственным центром духовности жителей Академгородка 60-х. Хотя он был не единственным и не самым главным, определившим ауру Академгородка. Важнейшим, но не главным. Как же это могло случиться?, - спросите вы. Почему, говоря об Академгородке 60-х вспоминают его особую ауру, а потом "Интеграл" и Галича? Правильно ли это? И да, и нет.
          Тому несколько причин.

          Прежде всего, потому, что о главном центре духовной жизни жителей Академгородка никто громко и убедительно сказать не сумел. Может быть, потому что каждый из тех людей, который написал о прошлом, знал только свое, – кто свой оркестр, кто свой театр, кто свои бальные и современные танцы, кто свой клуб.

          Встречи со знаменитыми писателями, поэтами, композиторами, пианистами, другими музыкантами, учеными и популяризаторами начали проводиться еще в самые первые годы Академгородка. Сначала это был маленький ручеек, но он в середине 60-х превратился в полноводную реку. И поток этот шел в ДК «Академия» и Дом ученых, – во все их залы и салоны, а потом растекался по клубам, среди которых видное место занимал «Интеграл». 
          Но этот поток растекался не только по клубам, но и по «кухням»-домашним салонам, которых было множество, где сначала гостей угощали коньяком и вкусной домашней снедью, а хозяева и их друзья вкушали пищу духовную, которую привозили гости. Но потом оказывалось, что  в завязавшейся  беседе участвуют на равных уже обе стороны, и духовной пищей питаются не только души хозяев, но уже и души гостей. И в следующий свой приезд в Академгородок гости хотели обязательно повидаться с хозяевами той квартиры, где они столь приятно и полезно провели время в прошлый раз.

          И таких кухонь-салонов, самых настоящих миниклубов, где участниками были хозяева квартиры и их друзья, было множество. И это был, на мой взгляд, тот высокий фоновый уровень культуры, – горное плато, относительно которого возвышались горы и пики клубов, школ, самодеятельных коллективов (музыкальных, театральных, танцевальных и др.), картинной галереи, а в центре их, как мощная двуглавая гора стояли, сплетясь друг с другом, Дом культуры «Академия» и Дом ученых. Такая «горная система» сложилась уже в 1965 году, а 1964 год был годом становления ее.

          К вопросу о духовных центрах Академгородка, к характеристикам его культурной жизни я еще вернусь, – он требует более подробного и тщательного анализа.

 

мое неучастие и моя непричастность

 

          Чтобы ни у кого не было сомнений по поводу написанного, чтобы никто не думал, что я «примазываюсь» к славе кафе-клуба «Под интегралом», сразу заявляю, что я к работе клуба никогда никакого отношения не имел и не участвовал ни в одном их мероприятии. По принципиальным причинам. Еще раз повторю, почему: Не хотел «светиться». Если бы я туда пришел, - обязательно бы выступил, а мои высказывания сразу стали бы достоянием иделогических блюстителей. Я знал, что туда ходят академики Будкер и Воеводский, член-корреспонденты Ляпунов и Александров. Но они уже имели определенную репутацию. Им бы даже достаточно радикальное выступление сошло бы с рук. Мне – нет. Я же дорожил своей работой в ОКП. И старался не дать никаких поводов к недовольству. Мне так много предстояло еще сделать из того, что было задумано! Так что, еще раз – не участвовал в работе клуба и непричастен к его деятельности, кроме как:

– к его созданию в 1963 году, – да, имел отношение.
– к его переезду в новое здание напротив Института гидродинамики, – да, имел.
– к его финансированию в период 1963-1967 гг., – да, имел.
– и был еще один маленький эпизод: разговор с секретарем райкома КПСС по идеологии Р.И Яновским перед фестивалем бардов, когда я сообщил ему свое мнение по поводу возможного запрещения концерта бардов. Об этом разговоре я расскажу позднее. Впрочем, о нем с моих слов упоминала (немного не так, как я ей говорил) в какой-то статье на сайте «Эхо Москвы» журналист Нателла Болтянская.
          И всё.

          Я был тогда знаком (а с некоторыми и дружен) с основателями или активными деятелями кафе-клуба: А.И. Бурштейном, Г.П. Безносовым, В. Димитровым, Г.А. Яблонским, Ю.В. Лихачевой, З. Ш. Яновицкой и многими-многими другими людьми, постоянно ходившими в клуб или изредка посещавшими его «заседания».

          И чтобы никто не подумал, что я критикую деятельность кафе-клуба «Под Интегралом» и его руководителей, сразу заявляю, что в мои намерения не входило и не входит критиковать кого-бы то ни было. Я пишу так, как я помню и что я помню, и привожу те оценки, которые сложились у меня в голове, но боюсь утверждать, что сложились они в таком виде именно тогда. С тех пор я со многими общался, многое прочитал, да и просто с годами изменился. Это неизбежно. Безусловно окончательное отношение к событиям, которое я сейчас оставляю в воспоминаниях, это то, что я думаю сегодня, когда пишу. А оценивать не хочу. Будушее окончательно расставит точки над i.

           Факты я помню, некоторые разговоры помню, свое отношение к событиям и людям в те времена помню. Помню и пытаюсь сейчас донести. А оценок стараюсь избегать. Тем более категоричных.

          Я всегда гордился достижениями интегральцев. Всегда им симпатизировал. Но знало это очень небольшое количество людей. Толя Бурштейн, Гера Безносов и Вася Димитров знали. Возможно, знал Гриша Яблонский, хотя я в этом не уверен, – по делам «Интеграла» я с ним не контактировал. Знал и мой заместитель в ОКП Гарик Платонов, знал директор ДК Володя Немировский. Они не только знали о моем отношении, – они и сами симпатизировали «Интегралу» и помогали ему во всем. Безусловно знала и знает об этом Любочка. Она и сама была со многими интегральцами в дружеских отношениях. С теми, кто жив, поддерживает отношения и сейчас. Но, как и я, в клубе не была: ни в «кабачковые» дни, ни в какие-либо другие. У нас на это просто не было ни времени, ни желания.

          Я вспоминаю с большой симпатией об интегральцах того времени и сейчас. Они замечательно делали свое дело. Проявили редкую изобретательность, целеустремленность, изысканный вкус, организаторские способности. Они создавали молодежное кафе, но благодаря высокому интеллекту и безупречному вкусу у них получился клуб совершенно нового типа, на порядок выше первоначально задуманного. Они были настоящими Лидерами (я пишу это слово с большой буквы). А заключительным аккордом – фестивалем бардов и выступлением Галича – повели за собой не только своих постоянных членов и посетителей, но и всех думающих людей Академгородка. И я сегодня воспринимаю овации, которые были адресованы Галичу после его выступления в Доме ученых, когда со своих мест поднялся весь зал, как выражение признательности и кафе-клубу «Под интегралом», А.И. Бурштейну лично за то, что выступление Галича состоялось, за то, что Анатолий Бурштейн в тот незабываемый 1968-й сотворил невозможное, – он подарил стране Александра Галича.

          Впоследствии, начиная с 70-х годов, мы с Анатолием Израилевичем много лет жили в одном доме (ул. Правды д.9), в одном подъезде и даже на одном этаже. Номер его квартиры был – 37, а моей – 38. Других квартир на площадке третьего этажа не было, только две наши. И так было до тех пор, пока мы не разъехались по разным странам.

          Я не располагаю какими-либо документами той поры. Может быть, они когда-либо и обнаружатся. Но многое появляется в интернете. А иногда я посылаю кому-нибудь письма и задаю вопросы. И кое-что проясняется. Постепенно всплывает то, что ранее не афишировалось. Появляются более трезвые оценки. Объясняется подоплека некоторых событий.

          И вот , я предлагаю прочесть переписку между мной и Анатолием Израилевичем: 2 письма – мое ему и ответное, которыми мы обменялись по электронной почте в марте 2007 г., когда пришло известие о гибели в США бывшего директора Картинной галереи Михаила Яновича Макаренко (Хершковича).

         Сначала мое письмо А.И. Бурштейну:

 >>> "Mikhail Katchan" <mikat@sunway.us>
03/16/07 10:38 PM >>>

Добрый день, Толя!
Надеюсь твоя почта настроена на русский язык. Посылаю тебе печальное известие о гибели Михаила Яновича Макаренко (Хершковича), то, что я сегодня написал о нем, и некоторые материалы, которые сохранились у меня.
Пользуясь случаем, сообщаю, что я с удовольствием прочел твои воспоминания. Они очень интересны, но думаю, что ты мог бы вспомнить и больше. Кстати, а что ты знаешь о золотом пере?
Обнимаю,
Михаил Качан

         А теперь его ответное письмо:

From: "Anatoly Burshtein" <Anatoly.Burshtein@weizmann.ac.il
To: "Mikhail Katchan" <mikat@sunway.us
Sent: Tuesday, March 20, 2007 2:13 AM
>
>Subject: Re: About Makarenko Hershkovich

 Привет, Миша!
Благодарю за присланные материалы и прискорбное известие.
Однако о каких воспоминаниях идет речь? Об Интеграле давно опубликованы, а моя Одиссея все еще в печати. Неужто по рукам пошла, не в укор будь сказано? Это лестно. Но что писать об этом аппендиксе истории, хотя ему и отданы лучшие годы. Кто это сейчас поймет без примечаний Института Истории науки, позарившегося на мои сочинения?
А о золотом пере понятия не имею. Что это?
Твой б. подопечный и друг
Анатолий 

Вот так «Толя» пишет «Мише». Он подписывается как мой «бывший подопечный и друг». Спасибо, Толя, за память.
А о пере, которое оказалось совсем не золотым, о пере, подаренном Александру Галичу, я еще напишу.

 

Анатолий Израилевич Бурштейн
(краткая биографическая справка)

 


              Анатолий Израилевич Бурштейн родился в Одессе в 1935 г.
              В 1957 г. окончил физико-математический факультет Одесского университета и с 1958 г. по 1993 г. работал в Институте химической кинетики и горения Сибирского отделения АН СССР (СО РАН). Как он туда попал подробно описано в его мемуарной статье «Одиссея советского еврея».
                В 1961 г., т.е уже в 26 лет, Бурштейн стал кандидатом наук, защитив свой дипломный проект  в качестве диссертации на тему «Полупроводниковые термоэлектрические устройства».
               В 1969 г. (в 34 года) не без трудностей, связанных с эпопеей силового закрытия кафе-клуба «Под интегралом», он стал доктором физико-математических наук, защитив диссертацию на тему «Квантовая кинетика». В 1961-1969 гг. Бурштейн параллельно с работой в Институте преподавал в Новосибирском государственном университете.
             Анатолий Израилевич Бурштейн широко известен как Президент кафе-клуба «Под интегралом» в новосибирском Академгородке, а также проведенным в нем Фестивалем бардов в марте 1968 года, где впервые выступил Александр Галич.
              Он известен также как талантливый публицист. Его воспоминания можно найти:
Анатолий Бурштейн. «Одиссея советского еврея». "Альманах "Еврейская Старина" №2(61). Апрель-июнь 2009 года. Сетевой портал «Заметки еврейской истории». На сайте http://berkovich-zametki.com/2009/Starina/Nomer2/Burshtejn1.php
Анатолий Бурштейн. «Реквием по шестидесятым, или под знаком интеграла». Журнал ЭКО, 1992, 1-2, стр. 86-105 или сборник «Научное сообщество физиков СССР. 1950-1960 годы», Российская Академия наук. Институт истории естествознания и техники им С.И. Вавилова, 2005, стр. 569-618.
            Все годы А.И. Бурштейн работает как физик-теоретик над исследованиями физико-химических и химических процессов в веществе. С 1993 г. он профессор химии Вейцмановского Института в Израиле. 
 

продолжение следует

Tags: Академгородок. 1964, Безносов, Бурштейн, Галич, под интегралом
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments