Михаил Самуилович Качан (mikat75) wrote in academgorodock,
Михаил Самуилович Качан
mikat75
academgorodock

Categories:

Академгородок, 1965. Пост 17. На озере Иссык-Куль (8).

Продолжение. Начало см.
Академгородок, 1965. Посты: 1 -  10,  11,  12,  13,  141516.
См. также предыдущие главы: Академгородок 1959, 1960, 196119621963 и 1964 гг.


Четвёртая поездка на Иссык-Куль

полезные беседы в президиуме АН Киргизии

Летом 1966 года я был на Иссык-Куле последний раз. На этот раз я поехал с Львом Георгиевичем Лавровым.

Мне всё-таки удалось достучаться до академика Лаврентьева и убедить его, что Дом отдыха «Долинка» – это позорище для СО АН.

– Нужно снести существующие два дома-корпуса, а вместо них возвести нормальный современный корпус со всеми удобствами, а потом передать ВЦСПС – ее Курортному совету по управлению здравницами. Они там порядок наведут, а то люди все время жалуются. И мы будем вечно с жалобами разбираться.

Нам надо договориться с Киргизской Академией об этом и внести это предложение в Постановление ЦК и Совмина СССР, которое сейчас готовится, – добавил я. – А если они не захотят, – действовать самостоятельно, хотя это труднее, потому что надо будет добиваться отвода нового участка берега. Я хочу просить Вас о принципиальном решении, которое мог бы подготовить Лев Георгиевич Лавров. Но сперва надо говорить с Президиумом АН Киргизской ССР.

Вначале, когда я охарактеризовал положение отдыхающих в нашем Доме отдыха, Михаил Алексеевич быстро сказал:

– А давай мы его передадим целиком Киргизской Академии?

К счастью, я нашелся, что ответить:

– Туда научные работники едут не отдыхать, а книги и статьи писать. Им надо, чтобы там никто им не мешал. И чтобы не было у них никаких забот. А Киргизская академия положения не исправит. И туда никто не поедет работать во время отпуска.

Лаврентьев недоверчиво посмотрел на меня:

– Кто, например, там работает?

– Я, опять же к счастью, знал, кто. Я, действительно, встречал там ученых, которые во время отдыха занимались обдумыванием своих задач, писали статьи и книги.

Этот довод показался Михаилу Алексеевичу убедительным.

Я добавил:

– Без письменного стола и настольной лампы трудно работать. Да и соседи мешают, – там же нет одноместных номеров.

– ВЦСПС нас поддержит, – добавил я. – Я там этот вопрос предварительно согласовал. Они обещали дать письмо в Совмин РСФСР о выделении средств на строительство в текущей пятилетке с окончанием в следующей. Да мы раньше 1969, а то и 1970 года не сумеем начать. Особенно, если будем строить без Киргизской АН. Надо согласовать в местными органами вопрос о выделении земли под строительство дома отдыха и его инженерном обеспечении – теплом, водой и т.п.

– Михаил Алексеевич, – продолжал я, – до Крыма и Северного Кавказа далеко, а здесь рукой подать. Если сейчас начнем, займем лучшее место. Для привлечения новых кадров из столиц еще один плюс.

– Да ведь мы там и испытания проводим на базе ВМФ, - продолжал я.. И база тоже будет расширяться. И у институтов биологического профиля там есть опытные участки. Так и так Сибирскому отделению Иссык-Куль нужен.

Я видел, что академика Лаврентьева я убедил. Так что, он поручил своему заместителю по общим вопросам Л.Г. Лаврову поехать туда и определиться, где и как нам строить Дом отдыха на Иссык-Куле – в Долинке и совместный с Киргизской АН или самостоятельно и одним.

И на этот раз в аэропорту нас встречали. Приехал автомобиль от управделами Никольского, и нас сразу поселили в прекрасный двухкомнатный номер в хорошей гостинице в самом центре города.

Никольский, когда мы пришли к нему, опять говорил о строительстве совместного дома отдыха, но у Лаврова было желание не связываться больше с Киргизской академией наук, т.е. не передавать ей построенное на баланс. Мы хотели всё, что построим передать для обслуживания ВЦСПС. Мы готовы были строить совместно с Киргизской академией, причем от них требовались только решения по территории и техническим условиям на подключение инженерных коммуникаций. Если они с этим не согласятся, мы вполне могли строить и без них, самостоятельно, хотя и понимали, что в республиканском правительстве с ними будет легче и спокойнее. В любом случае поддержка Никольского и Президента Киргизской АН Каракеева была нужна.

Вместе с Никольским мы зашли к Каракееву. Когда он увидел меня, у него в глазах потеплело, и мы, к удивлению Никольского и Лаврова, обнялись.

– Ну как же, – подумал я, – старые знакомые, – уже два раза вместе пили.

Мы с Лавровым наше предложение подавали Каракееву и Никольскому под таким соусом:

– Мы получим деньги в Госплане РСФСР на Сибирское отделение, а получит ли Ваша Академия средства в своем или союзном Госплане – представляется маловероятным, вон у Вас сколько дыр надо прикрыть, – на всё денег нехватит. А сотрудников Киргизской АН мы будем иметь в виду. Как и раньше, все будет поровну. Построим и для нас, и для Вас. Ваша же задача будет: отвод территории и решение проблем получения технических условий на подключение инженерных сетей. Это будет ваш вклад, вместо денег. Подрядчика на строительство будем искать вместе.

Мы им сказали, что в будущем по окончании строительства мы хотим передать Дом отдыха профсоюзному Курортному совету, что ВЦСПС выдаст нам гарантии на ежегодное получение определенного количества путевок. Именно так я и договаривался в ВЦСПС. Я рассчитывал также, что Киргизская АН получит поддержку в своем республиканском совете профсоюзов. Тем это предложение должно было понравиться.

Обсудив эти вопросы с Каракеевым и Никольским, мы поехали с Никольским на озеро. Лавров был здесь впервые, и, я видел, он тоже был поражен его красотой.

                К вечеру




























               и на закате

 




























                               На следующее утро мы поехали в Чолпон-Ату.

               На берегу вблизи Чолпон-Аты и даже рядом с Долинкой мест для строительства было много, и мы договорились, что пришлем сюда специалистов для окончательного выбора и подготовки Технического задания на строительство.

Потом мы заехали в одно из ущелий вблизи Чолпон-Аты и полюбовались живописными склонами ущелья, поросшими кустарником и тяньшаньской елью, альпийскими лугами с цветущими маками, бурной речкой и тихими озерами.



























                             Погода стояла хорошая. Мы вернулись к берегу и полюбовались бирюзовой гладью озера и горами со снеговыми шапками на южном берегу.

Наконец, мы приехали в Дом отдыха, и Лавров сам убедился, насколько здесь все было провинциально и некомфортно. Потом мы искупались в озере, поужинали и остались на ночевку в президентском доме на берегу озера, а рано утром выехали обратно во Фрунзе.

Во второй половине дня у нас снова состоялась встреча с Каракеевым, и он сказал, что принимает первую часть наших предложений о строительстве, но вторая часть – передача построенного Дома отдыха курортному совету профсоюзов – вызывает у него возражение. Мы с Лавровым, посоветовавшись, решили вторую часть оставить на потом, занявшись первой. Сначала надо было корпус построить, а решать, кому он формально будет принадлежать, можно было и потом, через несколько лет.

На следующее утро у нас была запланирована встреча с Министром строительства Киргизии Виктором Ивановичем Шевниным. Лев Георгиевич его хорошо знал по работе в советских органах власти Новосибирска.

Шевнин Виктор Иванович

Виктор Иванович Шевнин с ноября 1954 по март 1961 года был председателем новосибирского горисполкома и, как говорят, неплохим председателем. 
               Он и родился в Новосибирске, и учился здесь же, а в 1941 г. окончил Новосибирский инженерно-строительный институт. Потом пять лет был прорабом и, начальником участка строоительного треста. 
               После войны его избрали секретарем партийной организации треста, а затем Виктор Иванович занимал ряд руководящих должностей в партийных  и советских органах Новосибирска: в 1949-1951 гг. он был зав.промышленно-транспортным отделом и вторым секретарем Дзержинского райкома партии. В 1951 году его назначают зав. отделом строительства и городского хозяйства Новосибирского горкома партии, а в 1953 г. избирают первым заместителем председателя Новосибирского горисполкома. В ноябре 1954 г. он стал председателем горисполкома, и в этой должности работал до марта 1961 г.
                На снимке, взятом из архива СО РАН, слева направо: в первом ряду - академик М.А. Лаврентьев, председатель новосибирского горисполкома В.И. Шевнин, будущий академик и лауреат нобелевской премии Л.В. Канторович,  вл втором ряду - председатель Советского райисполкома Л.Г.Лавров и секретарь Советского райкома КПСС Е.К.Легачёв. Они, видимо, в 1959 г. сфотографированы в Золотой долине. Академгородка 



































                 Лев Георгиевич Лавров рассказывал мне, что Шевнин был хорошим организатором и внимательным человеком. В эти годы город бурно рос. С созданием Совнархоза  темпы прироста промышленного производства в городе возросли и составляли 10-12%. Строились кинотеатры - на окраинах города и в центре. Был построен Театр музкомедии, создана студия телевидения. Быстро развивались предприятия бытового обслуживания. Правда, по указаниям ЦК и Совмина СССР практически были ликвидированы предприятия промкооперации и местной промышленности, которые обеспечивали многие потребности жителей города. Но попробуй, не выполни этих указаний.

А вот со строительством жилья дело обстояло очень плохо. Огромное количество людей продолжало еще с военных времен жить в бараках. В горком поступали сотни жалоб от людей на жилищно-бытовые условия. Но так было повсюду в стране. Жилье-то ни при Сталине, ни при Хрущеве в первые годы его правления практически не строилось. Основная причина - отсутствие технической базы строительства жилья.

Лев Георгиевич рассказывал мне, что Шевнин просто стал «козлом отпущения» у первого секретаря обкома КПСС Ф.И. Горячева, которому надо было выпустить пар, чтобы снять недовольство населения и сделать вид, что Горячевым принимаются решительные меры по наведению порядка в городе с жильем.

Поэтому В.И.Шевнин был освобожден от обязанностей председателя новосибирского горисполкома в 1961 г. с формулировкой за «...бесконтрольность в распределении жилья».

Сначала Виктор Иванович перешел на работу в «Сибакадемстрой», где работал в должности заместителя главного инженера управления. Но уже в 1963 году его пригласили в Киргизию и назначили Министром строительства Киргизской ССР. Семь лет он проработал министром, а затем был переведен в Министерство строительства СССР начальником главного управления.

встреча с В.И. Шевниным

Лев Георгиевич рассчитывал на помощь Шевнина больше, чем Каракеева, и был абсолютно прав.

Шевнин встретил Лаврова с распростертыми объятиями. Невооруженным глазом было видно как они оба рады встрече. В 1958 году именно Шевнин предложил кандидатуру Лаврова на должность Председателя Советского райисполкома, и Лавров, таким образом, стал первым председателем исполкома Советского района, в который вошел и Академгородок.

Сначала Виктор Иванович проехал с нами по городу и показал нам основные стройки города, – все достижения в области строительства за пять лет своей работы. Особенно впечатлило меня строительство завода по сборке грузовых автосамосвалов на базе ГАЗ. Кажется, этот завод был пущен в эксплуатацию в 1969 году.

Потом мы поехали в горы, но не по Боомскому ущелью, а в другом направлении, как сказал нам Шевнин, в сторону правительственных дач.

Выйдя из машины, мы сразу почувствовали прохладу. Место было зеленое, красивое, ухоженное. Мы подошли к большому одноэтажному зданию.

– Этот павильон был построен к приезду Никиты Сергеевича Хрущева, – сказал нам Шевнин. Предполагалось, что здесь пройдет обед Хрущева и его свиты. Здесь же вместе с ним предполагалась во время обеда встреча Хрущева с партийно-хозяйственным активом города – двух или трех сотен человек, точно уже не помню. Поэтому и зал такой большой. Были накрыты столы. Они буквально ломились от обилия блюд. Стояли бутылки с водкой, коньяком, вином. Разнообразные холоные закуски были уже поданы к столу. В общем, все было готово. Оставалось только сесть и вкушать.

Мы как раз дошли до входа и зашли внутрь павильона. Он и сейчас не был разгорожен. С левой стороны стояло несколько столиков с накрытыми приборами. Туда мы и направились. Шевнин продолжал свой рассказ:

– Хрущев остановился в дверях, посмотрел на огромной длины накрытый стол и сказал: «А знаете, что? Давайте пообедаем на свежем воздухе...». 

                К такому решению конечно никто не был готов. На травке столы не расставишь, – нужно ровное место. К счастью, такая ровная площадка была. Всю снедь сняли со столов. Потом столы переставили на площадку. Снова накрыли столы. А все участники актива и Хрущев со свитой в это время столпились около павильона, ожидая окончания приготовлений. Так павильон и не пригодился. Теперь здесь проводятся партийные и правительственные приемы, а днем обедает высокое начальство. Здесь летом значительно прохладней, чем во Фрунзе.

Во время обеда Лавров быстро обо всем договорился с Шевниным. О помощи во включении строительства дома отдыха в готовящееся Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР. О помощи в выделении участка территории на берегу озера Иссык-Куль. О помощи в получении технических условий на подключение инженерных сетей. О проектной организации, которая осуществит привязку проекта к отведенному участку. О строительной организации, которая будет строить дом отдыха. Лавров и Шевнин договорились оформить все договоренности протоколом. Шевнин сказал, что завтра протокол будет готов и мы сумеем его получить.

А потом Шевнин еще долго ностальгически вспоминал Новосибирск, людей, с которыми он работал, а Лавров говорил ему, где кто и как сейчас. Я подавляющее большинство людей не знал и слушал вполуха, а Шевнин и Лавров казались мне старыми бойцами из княжеской дружины, сидящими «на тризне плачевной Олега»:

Бойцы поминают минувшие дни

И битвы, где вместе рубились они.

Почему на тризне, я не знаю, тризны никакой не было, но мне было грустно. Может быть, потому что я был под впечатлением вчерашнего рассказа о снятии Шевнина с его высокой должности по прихоти первого секретаря Новосибирского обкома КПСС Горячева. Он оторвал его от дела, которым тот занимался 12 лет. Оторвал с кровью. Но вот все же Шевнин начал всё заново. И работает, по-прежнему, с упоением. А прежняя работа, люди, с которыми он работал, помнятся. И я чувствую, как душа его кровит.

Иссык-Куль - моя любовь

Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР о развитии курортной зоны вокруг озера Иссык-Куль вышло летом 1967 года. О нем говорят, что оно определило развитие курортной инфраструктуры на многие годы вперед, но я не знаю, вошло ли туда наше предложение о строительстве дома отдыха. К тому времени я уже не был председателем Объединенного комитета профсоюза, и если что-то и было, мне об этом не сказали. Судя по тому, что в последующие годы я ничего об этом не слышал, Сибирское отделение так ничего и не построило. На вебсайте Дома отдыха «Долинка» говорится о четырех корпусах. На фотографиях, кажется, те же деревянные дома из бруса, что были и тогда, 45 лет назад, но это, может быть, мне только кажется. И говорится о Ботаническом саде АН Киргизии, который закладывался почти полвека назад, а теперь, разумеется вырос и принял надлежащий вид.

Надеюсь, когда-нибудь все же здесь построят большой корпус, который естественно впишется в окружающий ландшафт, а наши «развалюхи», наконец, снесут.

Сегодня в прииссыккулье живет примерно полмиллиона и столько же приезжает сюда на отдых. Республика Киргизия хочет развивать его инфраструктуру, ищет инвесторов. Планируют построить новые санатории и дома отдыха, – создать современный курорт, а заодно и решить все проблемы, которых накопилось немало. Всё хорошо, лишь бы сохранили само озеро, устранили все угрозы его существованию.

На Иссык-Куле с тех пор я больше никогда не был. Но сердце к нему прикипело. И сейчас, когда спустя 45 лет я начал писать о событиях того времени, посмотрел недавно появившиеся замечательные фотографии и любительские фильмы, прочитал описания красот озера современных путещественников, посмотрел на эти места их глазами, всё живо вспомнилось, – замечательные ландшафты, сочные краски, ароматы альпийских лугов, грохот падающего водопада, развалины городищ возле Койсары и Тамги, летящий горный козел на скале, обжигающее прикосновение холодной воды озера в начале мая и ласковые объятия летом.

Продолжение следует

Tags: 4-я поездка на Иссык-Куль, Академгородок. 1965
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment