Михаил Самуилович Качан (mikat75) wrote in academgorodock,
Михаил Самуилович Качан
mikat75
academgorodock

Categories:

Академгородок, 1965. Пост 28. Песни, которые мы пели

Продолжение. Начало см.  Академгородок, 1965.
Посты: 1 -  10,  11  -  2021,   22,   23,   24,   25,   26,   27.
См. также предыдущие главы: Академгородок 1959, 1960, 196119621963 и 1964 гг.



блатные и побирушные песни

 

Блатных песен было очень много. И язык их, и мелодии резко отличались от всех остальных песен. Там было много слов, которых не было в литературном русском языке. Но я знал, что на это особом лагерном языке – «фене - не разговаривают, а «ботают». Большая часть их мне была незнакома, хотя некоторые я почему-то знал. Например, знал, что такое «воровская малина».


Вот одна из таких песен в исполнении Александра Розенбаума - "Песня врача скорой помощи":


Некоторые блатные песни знал и пел Женя Иванов, муж Гали Ивановой, приехавший в Академгородок году в 1967-м или 1968-м, который несколько лет проработал врачом в каком-то лагере. Например, он на наших вечеринках по праздникам пел песню "Цилиндром на солнце сверкая". Сейчас записано несколько вариантов ее. И пишут, что музыку написал В.Сабинин. Автор слов, разумеется, неизвестен. Женя пел примерно такой вариант:

 

Цилиндром на солнце сверкая,

Надев самый модный сюртук,

По Летнему Саду гуляя,

С Марусей я встретился вдруг.

 

Гулял я с ней четыре года,

На пятый я ей изменил.

Однажды в сырую погоду,

Я зуб коренной простудил.

 

От этой мучительной боли

Всю ночь, как безумный, рыдал…

К утру, потеряв силу воли,

К зубному врачу побежал.

 

Схватил меня врач очень грубо,

Связал мои руки назад,

Четыре здоровые зуба

Он вырвал мне тотчас подряд.

 

В тазу мои зубы лежали,

А я, как безумный, рыдал,

А женщина-врач хохотала –

Я голос Маруси узнал!

 

- Тебя я безумно любила,

А ты изменил мне, палач!

Теперь я тебе отомстила,

Изменник и подлый трепач!

 

Пшел вон из мово кабинета!

Бери свои зубья в карман.

Носи их в кармане жилета

И помни про подлый обман!

 

Чилиндром на шонце шверкая,

Домой я иду беж жубов,

И как отомштить я не жнаю,

Жа эту жа Марушькину любовь…

После войны из вагона в вагон пригородных поездов ходили безногие инвалиды войны, прося милостыню. Ходили и слепые в темно-синих очках с поводырями, которыми были, как правило, мальчики. Ходили несколько лет, пока не запретили побираться. Вот слепые чаще всего и пели побирушные песни. Инвалидам подавали. Их жалели.

Я знаю, что побирушные песни собирал Женя Вишневский. Правда, мне кажется, что он их пока не опубликовал. По крайней мере, я не заметил публикации, если она была.

Блатные и побирушные песни –  это огромный пласт фольклора середины ХХ века, и, на мой взгляд, он не должен пропасть.

Продолжение следует


Tags: Академгородок. 1965, культура, песни 60-х
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments