Михаил Самуилович Качан (mikat75) wrote in academgorodock,
Михаил Самуилович Качан
mikat75
academgorodock

Category:

Академгородок, 1965. Пост 32. Песни, которые мы пели. Барды (3).

Продолжение.  Начало см.  Академгородок, 1965. 
Посты: 1 -  10,   11  -  20,   21,   22,   23,   24,   25,   26,   27,   28,   29,   30,   31. 

Предыдущие главы: Академгородок 1959, 1960, 196119621963 и 1964  гг.


            Песня Александра Дулова “Три сосны” сразу стала моей любимой песней:

           

Еще одна его песня - "Несчастная девчоночка":



            А здесь он сам поет на одном из Грушинских фестивалей:

             Чуть позже появились песни Александра Дольского, участника "Фестиваля бардов" в Академгородке в марте 1968 г.
        Удивительная песня “Мне звезда упала на ладошку…”.



Песня "Господа офицеры"



Песня "Одиночество"


          Вместе с бардовской песней за короткий срок появилось много молодых людей с гитарой. Эти молодые люди пели бардовские песни, писали свои песни, сочиняли и стихи, и музыку, - в общем, каждый из них хотел стать бардом. Каждый старался, каждый пытался, но далеко не у каждого получалось. 
           Единицы обладали особым талантом. Таких было мало, но их имена сразу стали на-слуху. У них сразу всё было на месте. Всё - это талант. Стоило им тронуть струны и запеть, и они мгновенно покоряли души тех, кто их слушал. Талант - есть талант.
          Например, первая же песня Юлия Кима, появившись, уже через минуту стала для меня бардовской, моей. Его песни запоминались сразу. И мелодия и стихи. 
           Ну как было сразу не запомнить и не запеть первую же услышанную мной - Песня "Рыба-кит", озорную и веселую:
 


            Или другую его замечательную песню "Фантастика - романтика":



            В стихах Юлия Кима было то, чего не было в стихах других бардов. У Юлия Кима в стихах практически сразу были ирония и  критика. Критика вначале была легкой, но даже это в те времена было необычным и казалось большой смелостью. Неважно было, что или кого он критикует, пусть советских писателей. Но ведь критикует! Посмел!

            Вот одна из первых песен, где он достаточно нелицеприятно поет о советских писателях, отгородивших свой пляж в Коктебеле от общего пляжа.

В Коктебеле, в Коктебеле

На лазурной колыбели

Весь цвет интеллигенции эсесер,

А читательская масса

Где-то рядом греет мясо –

Пляжи для писателей, читателям же -...фиг!

 

На мужском пустынном пляже,

Предположим, утром ляжет

Наш дорогой Мирзо Турсун-Заде.

Он лежит и в ус не дует

И заде свое турсует

Попивая коньячок или Алиготе.

 

Ну а прочие узбеки,

Человек на человеке,

То есть, скромные герои наших дней

Из почтенья к славе генья

Растянулись на каменьях

Попивая водочку иль думая о ней, но –

 

Кое-кто из них, с досадой

Озираясь на фасады,

Где "звистные письменники" живут,

Из подлейшей жажды мести сочиняют эти песни,

А потом по всей стране со злобою поют!



            А вот еще одна - "Песенка учителя обществоведения".


            В ней весьма изящно подана косвенная критика марксизма-ленинизма, который мы в обязательном порядке должны были все поголовно изучать сначала как студенты, а потом всю жизнь в кружках по повышению своей политической грамотности:

Люди все, как следует, спят и обедают,
Чередуют труд и покой.
А я, бедный, общество ведаю, ведаю,
А оно заведует мной.

А оно все требует, чтоб его ведали,
Изучали вдоль и поперёк,
И притом не как-нибудь, хитро и въедливо,
А вот только так и назубок.

Вундеры и киндеры просто замучили,
Не жалея сил молодых:
Ставят мне вопросики острые, жгучие,
А я всё сажуся на них.

Я им говорю, дескать, так-то и так-то, мол,
А если не так значит - ложь.
А они кричат: "А где факты, мол, факты, мол?
Аргументы вынь да положь!"

И хоть я совсем человек не воинственный,
Всё-тки, погожу, погляжу.
А потом возьму аргумент свой единственный,
Выну и на них положу.

Выберу я ночку глухую, осеннюю, 
Я давно уж всё рассчитал:
Лягу я под шкаф, чтоб при слабом движении
На меня упал "Капитал".
[Третий том - самый тяжелый!]

Эту песню здесь исполняет Ю.Желтов.



            Грустные песни у Юлия Кима встречаются редко. Вот более поздняя песня,стилизованная под русскую народную "Губы окаянные":   

            В еще более поздних песнях критика становится острой, целенаправленной на власть предержащих. Кима тогда отовсюду изгнали. Он мог печататься только под псевдонимом Ю.Михайлов. Его могли арестовать в любую минуту. А он продолжал писать...

         В песне «Адвокатский вальсок» (1968), посвященном отважной защитнице диссидентов С. В. Каллистратовой, дается характеристика правосудия застойных времен:

Судье заодно с прокурором
Плевать на детальный разбор:
Им лишь бы прикрыть разговором
Готовый уже приговор.

            Сегодня, по-моему, всем ясно, что суд брежневских времен и нынешнее путинское "басманное" правосудие абсолютно одинаковы. Суд как был неправедным, так таким и остался.



             Песня 70-х "Сон Лени Брежнева, или "Джан-джан-джан" была крайне опасной для ее автора. Тогда  можно было за нее и надолго сесть.   



            И сегодня Юлий Ким среди тех, кто критикует беззаконие, неправедный суд. Он по-прежнему живо откликается на реалии сегодняшнего дня, не перестал писать. Вот песня "Письмо Ходорковского"

 


Перечисляя бардов того начального периода, не могу не вспомнить Сережу Чеснокова (сейчас доктора физ.-мат. наук), математика и социолога), приезжавшего в Академгородок. 


           Он, виртуозно играющий на гитаре,  уже тогда познакомил нас со своими песнями, участвовал в знаменитом фестивале бардов в 1968 году (как, впрочем, и Саша Дольский), а впоследствии стал блестяще исполнять песни Галича, одно время он был гитаристом у Сухомлиной. Из Академгородка в Москву он уехал с Линой Резник, и они до сих пор счастливо живут вместе, сначала в Москве, а недавно переехали в Израиль.

Кстати, именно Сережа предложил создать федерацию клубов песни Москвы, Ленинграда и Новосибирска. Федерация была создана в 1967, а Чесноков был избран ее президентом. И именно по его предложению,  (иногда называют другие имена, но это не так) был  проведен в 1968 году "Праздник песни" в Академгородке, ставший знаменитым, благодаря Галичу. Сергей Чесноков тоже выступал во всех концертах вместе с Галичем, Кукиным, Дольским и другими бардами. 







          Сергей Чесноков исполняет песню Александра Галича "Еше раз о чёрте":


             Какие талантливые были тогда эти молодые люди моего поколения: Александр Дулов родился в 1931-м, Виктор Берковский и Юрий Кукин – в 1932 г., Александр Городницкий – в 1933, Юрий Визбор, Ада Якушева, Новелла Матвеева и Евгений Клячкин – в 1934, Юлий Ким в декабре 1936, Александр Дольский – в 1938.

Сергей Чесноков  и Вадим Егоров были, для меня много моложе: Чесноков родился в 1943 году, а Егоров – в 1947.

На целых 10 лет старше были Булат Шалвович Окуджава, он родился в 1924 году, и Михаил Леонидович Анчаров – в 1924. Они участвовали в войне, и для меня это было другое поколение.

А вот Галич для меня, пожалуй, не бард. Для характеристики его песенного творчества, на мой взгляд, следовало придумать другое слово. Как, впрочем, и для Владимира Высоцкого. У Галича политическая песня, выросшая из душной атмосферы «лагеря» нашей жизни. У него и мелодии, напоминающие лагерные. Не поворачивается язык назвать эти мелодии блатными, воровскими, но ведь похожи. И я сразу понял, почему он их использует. Потому что наша жизнь «на свободе» была далеко не свободной, а во многом полулагерной – с многочисленными ограничениями свободы выражения мыслей, с многочисленными запретами – «это можно, а это нельзя».

– Там тебе работать нельзя, – профилем не вышел.

– Тут тебе жить нельзя – не пропишут.

– Здесь учиться нельзя, – евреев не берем.

– За границу тебе нельзя – там загнивающий капитализм, - а вдруг понравится.

– А тебе нельзя на свободе, – у тебя антисоветские мысли (как сигнализировал нам твой сосед), - иди-ка ты, дружок, в лагерь.

Александр Аркадьевич Галич был самым старшим из поющих с гитарой, – он родился в 1918 году. Галича я воспринимал в 1968 году вообще совершенно не так, как других – он был для меня уже пожилым человеком. Кроме того, он был знаменит: он написал пьесу «Вас вызывает Таймыр», – ее даже по радио передавали, и сценарий очень популярного фильма «Верные друзья».

               Но о Галиче  разговор впереди. Он вошел в мою жизнь с «Праздника песни», он же знаменитый «Фестиваль бардов», в  марте 1968 года, когда я увидел Галича поющим со сцены Дома ученых. Он тогда впервые публично спел свои сразу ставшие знаменитыми политические песни.

Продолжение следует


Tags: Александр Галич, Александр Дольский, Александр Дулов, Сергей Чесноков, Юлий Ким, барды
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments