stroler (stroler) wrote in academgorodock,
stroler
stroler
academgorodock

Categories:

ГЛАВЫ ИСТОРИИ СИБАКАДЕМСТРОЯ

(Нвчало см. http://community.livejournal.com/academgorodock/3450.html ,
http://community.livejournal.com/academgorodock/3805.html#cutid1 ,
http://community.livejournal.com/academgorodock/4027.html ,
http://community.livejournal.com/academgorodock/4488.html ,
http://community.livejournal.com/academgorodock/4919.html ,
http://community.livejournal.com/academgorodock/5142.html ,
http://community.livejournal.com/academgorodock/5455.html
http://community.livejournal.com/academgorodock/5977.html )


От печника до члена коллегии Министерства

Но сначала - о первом «командующем» строительством Академгородка – человеке сугубо штатском, Петре Ивановиче Масленникове, без сомнения заслужившем и нашу память, и признательность.

Масленников Пётр Иванович (1913-1980) родился в Красноярске, в семье служащего. Ещё в ранней юности за ним числилось уже немало построенных его руками «объектов» - он начал свой трудовой путь… печником. Последовательно закончил ФЗУ, строительный техникум, а затем и строительный вуз в Новосибирске – НИСИ (1942) г. Свои строительные университеты проходил в Красноярске, потом в Новосибирске, где в 1954 г. возглавил трест «Востоктрансспецстрой».
Работу свою любил и о другой не помышлял. На строительство Академгородка его «сосватал» Егор Кузьмич Лигачёв ( в те годы его звали Юрием Кузьмичём), тогда первый секретарь Советского райкома партии. Юрий Кузьмич и Пётр Иванович были соседями по даче, здесь-то и состоялись уговоры.

«Отцу очень не хотелось уходить с прежней работы, к которой он основательно прикипел душой, - рассказывает дочь Петра Ивановича Елена Петровна Масленникова, - Но Юрий Кузьмич настаивал, уговаривал – и в конце концов отец согласился.».

Назначение оказалось достаточно хлопотным. Нужно было осуществлять «привязку» как проекта в целом, так и его составляющих к выбранным местам, срочно создавать – практически с нуля – собственную производственную базу, строить жильё– тоже с нуля - для строителей, число которых стремительно росло. Решение всех навалившихся проблем приходилось начинать с нулевой отметки. И прежде всего – проблему кадров.

Строительство Академгородка в 1959 году было объявлено Всесоюзной ударной комсомольской стройкой и со всей страны сюда прибыло 9 тысяч юношей и девушек. Общее же количество строителей превысило 13 тысяч человек. Нужно было всех обеспечивать жильём и рабочими местами. Срочно необходимо было наладить учёбу – многие прибывшие вообще не имели ни квалификации, ни вообще строительной специальности, что, конечно, отрицательно сказывалось на сроках сдачи и качестве выполненных в первые годы строительства работ. С полной нагрузкой работали ускоренные курсы на срочно созданном учебном комбинате. Многие из приехавших были студентами вечернего и заочного отделений НИСИ, Свежеиспеченных выпускников НИСИ «с пылу, с жару» окунали в горнило стройки. Но… не только Москва не сразу строилась. О том, что здесь будет, напоминали только таблички, вбитые у котлованов и фундаментов –«Институт ядерной физики», «Институт математики», «Институт геологии и геофизики»…

«Первенцем» нового научного центра стал уже вызывавший тревогу затягивающимся сроком сдачи четырёхэтажный главный корпус Института гидродинамики, директором которого был сам М.А.Лаврентьев, каждую неделю забегавший на стройку и лично проверявший качество кладки стен, малярно-штукатурных работ и даже кровли. Возводил Институт коллектив СМУ-2 под руководством С.Д Малахова.

Вторым вступил в строй Институт геологии и геофизики. В отстроенных институтах было тесно и многолюдно, точно в квартирах-коммуналках, - хозяева временно делили рабочие помещения со всеми, чьи институты ещё строились. Под крышей Института гидродинамики сразу же поместилось еще пять «квартирантов» - институты теоретической механики, теплофизики, катализа, органической и неорганической химии.

В тесноте, да не в обиде – тесное соседство наук рождало совместные научные идеи, сплачивало вокруг общих проблем.
Проблема досуга, например, вылилась в оригинальное решение: при отсутствии в городке клубов и кафе, в Институте геологии вечерами заработал «ККК» - кофейно-кибернетический клуб, на заседания которого потянулись вскоре даже молодые учёные и студенты из города. «Консул-председатель» произносил традиционную фразу, открывающую заседание: «Уважаемое непустое множество мыслящих систем, начинаем свою работу» и ударял деревянным молотком по столу. А «непустое множество» жадно слушало рассказы С.Л.Соболева и Г.И.Будкера, А.А.Трофимука и Ю.Б.Румера, Ю.Н.Работнова и А.Г.Аганбегяна, пило кофе и сдавало чашки «консулу-хранителю регалий», а взносы на следующий кофе – «консулу-казначею»… Гостем «ККК» побывал и Пётр Иванович Масленников.
Петь он, в отличие от выступавшего с ним профессора, лауреата Ленинской премии и контр-адмирала флота Г.С.Мигиренко, не умел, но на град вопросов отвечал подробно и с удовольствием.

Здание одной из построенных школ уже занимал университет, корпуса которого только возводились. В нём открылись два первых факультета, на которые было принято 250 студентов: физико- математический и естественных наук – и было ясно, что вскоре начнут открываться и другие. 80 молодых строителей стали студентами-первокурсниками вечернего отделения И ещё немалое число строителей после нелёгкого трудового дня по вечерам допоздна сидели за учебниками – готовились поступать в Новосибирский государственный университет. Вслед за Томском и Иркутском Новосибирск становился третьим университетским городом в Сибири.

Стройка была , в отличие от строительства НЗХК, открытой. И стала аккумулятором всего лучшего, что было в советском обществе. Ни одна из строек в Новосибирской области не знала такого размаха, ни одна из сибирских строек не получала ежедневно столько грузов: стройматериалы и приборы, книги и оборудование, автобусы и электропилы, бульдозеры и мебель – всё это шло беспрерывным потоком. Сюда же ехали строители - сотни и тысячи юношей и девушек. Выпускники вузов мечтали распределиться в институты Академгородка, ещё и не построенные. Когда мой товарищ по ЛИТО, выпускник НЭТИ Борис Лисенкер осуществил свою мечту и попал по распределению в Институт физики твёрдого тела (впоследствии – Институт физики полупроводников СО РАН), ему написали: «В мечтах о городе науки тянул Лисенкер к лесу руки. Как быстро время пролетело – чем дальше в лес, тем твёрже тело». Маленький железнодорожный полустанок «Сеятель» был в те годы необыкновенно популярным и время остановки поездов здесь пришлось увеличить.

А сколько высокопоставленных гостей проявило интерес к ходу строительства научного городка, к «сибирскому эксперименту»! Дважды (в 1959 и 1961 г.г.) бывал здесь Н.С.Хрущёв, побывали председатель Совета Министров СССР А.Н.Косыгин, члены ЦК и руководители РСФСР Г.И.Воронов и Д.С.Полянский, вице-президент США Ричард М.Никсон, президент Академии наук СССР А.А.Несмеянов, а затем и чуть ли не весь Президиум АН СССР – М.В.Келдыш, В.А.Кириллин, Л.А.Арцимович, М.И.Кабачник… Известные писатели и космонавты, журналисты из крупнейших советских и зарубежных изданий, художники и композиторы… Знаменитые кинорежиссёры привозили обсуждать сюда свои только что смонтированные фильмы , а великие артисты считали делом своей чести выступить перед строителями и учёными Академгородка.

Среди первых объектов, вводимых в строй уже в 1959 году, были не только институты, число которых уже достигло 14, но и десятки жилых домов, общежития, магазины, школы. А среди первых строителей, удостоенных правительственных наград был и Пётр Иванович Масленников. Он был тогда награждён орденом «Знак почёта».

П.И.Масленников ежедневно с утра до позднего вечера пропадал на стройке. Не всё ладилось, он переживал каждую неудачу как личную беду, сердце не выдерживало такой бешеной гонки, однажды прямо с объекта его увезли в больницу. А из Москвы беспрерывно звонили в обком, продолжали сыпаться телеграммы – «Ускорить…», «Принять безотлагательные меры к введению в строй…». С проектировщиками ему удавалось найти общий язык – они тоже пропадали на площадках, на ходу корректируя проекты, а строители тут же принимались воплощать корректировки, что называется «с листа» .со «строительным штабом учёных» во главе с М.А.Лаврентьевым тоже было взаимопонимание и, хотя Михаил Алексеевич тоже молил и требовал : «Скорее!», он понимал, что предельная скорость строительства и высокое качество сдаваемых объектов – вместе представляют собой задачу почти невыполнимую. Особенно при острой нехватке квалифицированных строителей. В обкоме КПСС, которому правительство поручило оказывать стройке всемерную поддержку, тоже предпочитали требовать с П.И.Масленникова возможного и невозможного. С Е.К.Лигачёвым, перешедшим на работу в обком, отношения сохранялись неплохие, а вот с первым секретарём обкома Ф.С.Горячевым складывались достаточно напряжённые. «Первый» почему-то считал, что Академгородку и его строителям при всеобщем внимании создают непомерно «тепличные» условия.

«Строительство Академгородка будет закончено в 1961 году», - бодро сообщал сборник «Новосибирск. Памятные места и достопримечательности» , выпущенный в … 1961 году, когда на территории Академгородка ещё зияли десятки котлованов для закладки фундаментов объектов первой очереди.

Характерные «академовские» анекдоты того времени.
Женщина с ребёнком идёт мимо огромного вырытого котлована. Экскаватор вычерпывает из него очередную порцию земли. «Мама, - спрашивает малыш, - а что посадят в эту ямку?» –«Институт», - отвечает мать.
Второй – тоже «детский» - связан с тем, что на первых порах жильё в Академгородке помогали возводить до 40 субподрядных организаций из Новосибирска, Томска, Челябинска, Красноярска, Ангарска… Едва научившийся читать по буквам мальчик видит, как снимают на стройке какую-то вывеску. Он успевает прочитать крупными буквами начертанное: -Ж-И-Л-С-Т-Р-О-Й… Жил Строй – и пропал Строй, - прокомментировал малыш.

Весной 1960 г. Пётр Иванович обратился в обком партии с просьбой перевести его на другую работу. Он стал управляющим крупнейшего в Новосибирске 43-го строительного треста, застроившего по сути почти всё левобережье города, недолгое время был замом по строительству председателя новосибирского Совнархоза, затем возглавил «Главзапсибстрой» (на ноябрьском пленуме ЦК КПСС 1062 г. строительство выделили в самостоятельную отрасль народного хозяйства , в Новосибирске создано Западно-Сибирское Главное управление по строительству и П.И.Масленникова назначили его начальником) и на этом посту в 1963 году был удостоен почётного звания «Заслуженный строитель Российской Федерации». В 1966 году его пригласили в Москву, где он и проработал до конца жизни на посту начальника Главного планово-экономического управления в «Минтяжстрое», был членом коллегии этого Министерства.

Несколько месяцев после ухода П.И.Масленникова строительство Академгородка возглавлял Леонид Яковлевич Губанов, которому не удалось вывести стройку из складывающейся к тому времени тяжёлой ситуации.

(продолжение следует
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments