Михаил Самуилович Качан (mikat75) wrote in academgorodock,
Михаил Самуилович Качан
mikat75
academgorodock

Categories:

Академгородок, 1965. Пост 47. Поездка в Болгарию (15). Слынчев бряг. Бургас

Продолжение. Начало см. Академгородок, 1965.
Посты: 1 -10, 11 - 20,  21 - 30,  31 - 40,  41,  42,  43,  44,  4546.
Предыдущие главы: Академгородок 1959, 1960, 1961, 1962, 1963 и 1964 гг.

Бургас



          В объятиях моря прошли два дня. На третий начались запланированные мероприятия. 
          Сначала мы утром поехали в Бургас, довольно крупный город километрах в 30 южнее «Слынчев бряга».
          Раскопки на территории города свидетельствуют о существовании фракийского поселения доримской эпохи. Затем когда-то было римское селение Кулата, gjnjvимператор Веспасиан построил город Деултум, позже изменивший название на Девелт. У минеральных источников возникло античное поселение-лечебница -- Аква калигае. В Средние века здесь построили дозорную крепость Пиргос. С XVI века этот город уже называют Бургасом.
          Берег в этом районе низкий, и поэтому в окрестностях города находится большое количество озер с пресной и соленой водой. Наиболее крупные из них: на севере сверх солёное озеро Атанасовское, на юге – Бургасское. Их ил используется для грязевых ванн, и нам показали бальнеологический центр. Здесь есть и солеварни на севере Бургаса недалеко от Северного пляжа. В 15 км от города находятся развалины римского города Аетос и минеральные бани с температурой воды 41оС.
          Одна из самых известных достопримечательностей Бургаса – Морской парк, простирающийся на 7 км вдоль моря. 

 
Парк украшен множеством современных скульптур и памятников.
Стоит в парке и памятник Адаму Мицкевичу, посетившему Бургас в 1850 г.


          Здесь находится Летний открытый театр, вмещающий около 2500 человек.
Ниже Морского парка – Центральный пляж. К нему мы шли по красивой и разветвлённой лестнице, обросшей зеленью. Полоса песка на Центральном пляже достигает 100 м. Но песок здесь темный, потому что в нем много магнетита.
          Мы побывали в Художественной галерее и посмотрели там картины зарубежных и болгарских живописцев, а также болгарские иконы.
          Потом нам показали церковь Святых Кирилла и Мефодия, построенную в византийском стиле в XIX веке,

и маленькую армянскую церковь 1855 г.

          В церкви Святых Кирилла и Мефодия нельзя не залюбоваться росписями и деревянным алтарем. Внутренняя отделка меня весьма впечатлила. Она выдержана по преимуществу в тёмных тонах, благодаря чему храм внутри выглядит старше, чем есть.
          Пообедали мы в одном из ресторанчиков города. Там нам подали к столу замечательное мускатное вино, которым город славится. 


ужин в сельской харчевне
          На следующий день нас повезли на ужин в какое-то село вблизи курорта, а там на окраине под соломенным навесом стоял длинный стол со скамьями. За этот стол нас и усадили. Вместо стен с крыши свисали пучки каких-то трав, конская сбруя и многое другое, чего я не знал, поэтому названий этой амуниции я привести не могу. Сбоку стояли огромные бочки, сосуды больших размеров и просто глиняные крынки, а официанты были в национальных одеждах. Всё было стилизовано под старину и, видимо, по замыслу авторов, должно было отражать национальный колорит.
          И еду нам подавали в стилизованной керамической посуде, да и приготовлена она была весьма необычно. Подали и вино в больших кружках. Обычно в ужин нам вино не давали. Звучала музыка, видимо, болгарская национальная. Мне она напоминала то восточную, то цыганскую.
          Потом вышел скрипач-виртуоз, который играл цыганские мелодии. Он медленно шел вдоль стола, играя как бы каждый раз, когда останавливался для конкретных людей, сидящих за столом. При этом он даже смотрел им в глаза. По крайней мере,
я поймал его взгляд, которым он, как бы вопрошал: «Ну как? Проняло тебя?» Впрочем, это могло мне и показаться.


          А потом вышел другой скрипач и заиграл еврейские мелодии. Я посмотрел на него, и мой взгляд уже не мог оторваться от его лица. Он играл самозабвенно, не глядя ни на кого. Как будто, последний раз в жизни. Вкладывая в звуки всего себя. И эти звуки не просто проникали в душу, – они пронзали каждую клеточку твоего тела. 
          Я уже очень давно не слышал еврейской музыки, и она пробудила во мне какие-то дремавшие чувства. И эти чувства переполнили меня и вызвали какую-то тревогу, какие-то стремления, которые были непонятны для меня, звали куда-то…


          Скрипка смолкла, а я долго не мог прийти в себя.
варьете
          В Советском Союзе в те времена варьете не было и быть не могло. Вырьете считалось упадническим искусством, а, может быть, и вообще не искусством, а извращением. Оно было присуще буржуазному обществу, а пролетарскому государству оно не требовалось. Оно процветало в эпоху НЭПа, а потом было окончательно ликвидировано.
          Я себе плохо представлял, что это такое, но отказываться от посещения не собирался. Несколько «особо идейных» человек из нашей группы сказали, что они не пойдут, потому что там будет стриптиз.
          Это, безусловно, еще больше подогрело желание пойти в варьете у остальных, и вот поздним вечером мы были у входа в большой концертный зал. Вход оказался платным – надо было заплатить 15 левов (по-моему, тогда это было рублей 5, – довольно большие для меня деньги). Но за эти деньги каждому давали в придачу ещё и коктейль. Плата за вход никого не остановила, и мы вошли в зал. Места располагались амфитеатром. Перед каждым местом был небольшой столик, куда можно было поставить стакан с коктейлем.
          Коктейль я тоже пробовал впервые. Уж и не знаю, почему. Наверное, всегда в ресторанах, где я все же иногда бывал, я заказывал коньяк, водку или вино, не обращая внимания на предлагаемые в меню коктейли. На выбор предлагался один из трех, и тот, который я выбрал, мне понравился. К сожалению, за второй коктейль уже надо было платить, но многих, и меня в том числе, это не остановило.
          Началось представление. Многие номера для меня были неожиданными. Такого разнообразного развлекательного представления я никогда раньше не видел. И, конечно, он было во многом эпатажное, поскольку надо было не только показать безупречно отточенные номера, но и пробудить у зрителя эротический интерес. Квинт-эссенцией действительно стал стриптиз, когда по ходу зажигательного танца молодая красивая исполнительница сбрасывала с себя одну за другой воздушные одеяния. Но и лифчик, и трусики остались при ней. Так что, стриптиз был неполный. Почему-то я ожидал большего.


          Разумеется, впоследствии в Мулен Руж и других театрах Европы и Америки я видел настоящее искусство варьете, но это первое представление осталось в моей памяти как первое знакомство с тогда еще запретным для нас искусством. 
 



вечер дружбы




          Для вечера дружбы с туристской группой из ГДР нам дали довольно уютный зальчик, где был устроен совместный ужин.
          На него мы принесли привезенную нами водку, которой оставалось еще очень много. Пьяниц в группе не было. Постоянно выпиваюших тоже. Кроме того, ежедневно за обедом мы выпивали почти по бутылке болгарского вина. Мне кажется, многие привезли водку обратно. По крайней мере, ко мне обращались с просьбой освободить от нее. Но мне она тоже была не нужна.
          Группа немцев оказалась довольно приятной. Там были в основном молодые парни и девушки из разных городов. Мы перезнакомились, выпили под тосты, поели, поговорили, как могли. Показали какие-то номера самодеятельности. Попели песни. У нас была уже хорошо «спетая группа» во главе с Александром Ивановичем. Не обошлось без «Подмосковных вечеров» и других популярных песен. А немцы пели «Катюшу», чтобы доставить нам, как они считали, удовольствие. Потом начали танцевать. Один танец следовал за другим. Музыку ставили хозяева-болгары, и выбор у них был замечательный.
          Поставили твист, который тогда вошел в моду. Я умел танцевать его и пригласил девушку, сидевшую со мной за одним столом. Она говорила по-русски, и, как я выяснил, ее звали Урсула, ей было 19 лет, и она работала воспитателем в детском садике.
          Все шло хорошо, как вдруг, она сделала какое-то неловкое движение, вскрикнула и начала падать. Я подхватил ее и посадил на стул.
          Я так и не понял, то ли она вывихнула ногу, то ли растянула связку, но я пару раз встречал ее в оставшиеся дни в столовой, она хромала и на мой вопрос, как она себя чувствует, отвечала:
          – Ой, болно, Миша, болно…
Продолжение следует



Tags: Академгородок. 1965, Болгария, Бургас, Солнечный берег
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments