Михаил Самуилович Качан (mikat75) wrote in academgorodock,
Михаил Самуилович Качан
mikat75
academgorodock

Categories:

Академгородок, 1965. Пост 55. Скульптор и художник Эрнст Иосифович Неизвестный

Продолжение. Начало см. Академгородок, 1965.

Посты: 1 -10, 11 - 20, 21 - 30, 31 - 40, 41 - 50,   51,   52,   53,   54.
Предыдущие главы: Академгородок 1959, 1960, 1961, 1962, 1963 и 1964 гг.


скульптор и художник Эрнст Иосифович Неизвестный

          Эрнст Иосифович Неизвестный родился в Свердловске (ныне Екатеринбург) в семье врача 9 апреля 1925 года.
          В 1942 году ушел добровольцем в Армию и попал в военное училище в Кушку.
          Эрнст Неизвестный вспоминает об этой учебе:
     - Может быть, полевые занятия и не превратились бы в такой воистину изматывающий труд, если бы не пулемет, тяжеленный "Максим", который был нашим неразлучным спутником везде, кроме, разве, постели и столовой. А ведь еще и командовать научиться надо было, так что не оставалось и просвета для каких-то посторонних, не то что дел, но и мыслей.
     - Но, - смеется скульптор, - самое поразительное, пожалуй, что я, вчерашний студент художественной школы, очень быстро втянулся в эту лихорадочную по напряжению жизнь. Более того - она мне нравилась. Я успешно овладел не только нехитрыми премудростями пулеметной практики, пехотной тактики, но и проявил выносливость на марш-бросках. Более того - стал одним из лучших на курсе мастеров рукопашного боя, что потом пригодилось на фронте.
          И теперь я считаю - сработала во мне наследственность семьи Неизвестных, семьи потомственных военных. Прадед был николаевским кантонистом, дед - царским офицером, отец - адъютантом белого генерала Анненкова в Гражданскую. Наверное, военная косточка проявилась в Кушке, помогая одолеть чудовищное напряжение училищной гонки.
          Но и не только это. Я, как еврей, был на особом счету. И чувствовал такое недружелюбное внимание каждую минуту. Наблюдал весь взвод - как выдюжу на марш-броске, как отстреляю упражнение. И стоило чуть оступиться - прямо в лицо смеялись: "Что, Абгаша, слабо? Это тебе не пигожками тогговать"! Хоть и не картавил я никогда, все равно, дразнили. Ну, я и тянулся изо всех сил, чтоб не дать повода.
          …Не доехав до фронта, младший лейтенант Неизвестный попал под трибунал. За убийство офицера Красной Армии, который изнасиловал его подругу. Расстрельный приговор. Было с самого начала понятно, что рассчитывать больше не на что.
          - Вы бы поступили иначе, правда? – спрашивает нас журналист Свинаренко, – Написали б заявление участковому. А Эрнст Иосифович убил негодяя из автомата. Жалеет ли он о содеянном?
          – Была б возможность убить его еще раз, я убил бы его снова.
          Расстрел, правда, заменили штрафбатом.
          Потом фронт Э.И. Неизвестный воевал в в штрафном батальоне, штурмовых частях и в самом конце войны был ранен.
         Из представления к награде:
     Тов. Э.И.Неизвестный, в боях западнее Рюккендорфа 28 апреля 1945 года проявил себя смелым и инициативным командиром в бою и захвате контрольного пленного. Он одним из первых поднялся в атаку, увлекая за собой бойцов своего взвода.
     Ворвавшись в траншею, он гранатами и огнем из автомата уничтожил пулеметную точку и 16 немецких солдат. Будучи ранен, младший лейтенант Э.Неизвестный продолжал командовать взводом, и благодаря этому траншеи противника были очищены и взят пленный.
          Командир 260 гвард. СП майор Величко. 2 мая 1945 г.
 
     ПРИКАЗ
по 86-й гвардейской стрелковой Николаевской Краснознаменной дивизии
N 088 / Н от 4 мая 1945 года
          От имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество, награждаю орденом "Красная Звезда" гвардии младшего лейтенанта Неизвестного Эрнста Иосифовича, командира стрелкового взвода 260-го гвардейского стрелкового полка.

          Однако вскоре Эрнст был ранен вторично, тяжело Он был в состоянии клинической смерти, и его спасло только чудо…  
          – Раны войны в любом случае дают о себя знать – и физические, и душевные. Ведь военный опыт неизбежно, так или иначе, находит отражение в моих работах. И я бы не сказал, что у меня вовсе нет «военных произведений». Свое вполне конкретное отношение к войне я выразил в серии малых скульптур под названием «Война – это…». 
          Другое дело, что я не пытаюсь быть объективным историком, оставаясь художником со своим личным взглядом. Мне кажется, я имею на это право. В 17 лет я ушел добровольцем, командовал ротой, будучи еще «зеленым» лейтенантом – тогда ведь офицеров просто не хватало. На той войне я получил тяжелейшее ранение – был прострелен позвоночник. Пережил клиническую смерть: санитары сбросили меня, загипсованного, на лестницу, ведущую к моргу, – и это, как ни странно, спасло мне жизнь. Гипс раскололся от удара, и я, очнувшись от боли, закричал.
          Родители между тем успели получить похоронку. Но дело ведь не столько в мучениях тела, сколько в мучениях духа. Война противоестественна, ее не перескажешь. Поэтому она всплывает в моей памяти как сюрреалистическое видение.

          Отголоски войны надолго останутся в памяти художника и будут запечатлены на его холстах и в небольших скульптурах.
           Вот одна из невероятных историй о маленькой скульптурной работе Эрнста Неизвестного на военную тему.
"...Я работал хранителем в художественном фонде СССР на Софийской набережной," - вспоминает Л.П.Талочкин,- Рабочие, зная мой интерес к искусству, рассказали, что у старьёвщика неподалёку продается какой-то шикарный подсвечник. Когда я пришел, подсвечника уже не было, но лежала маленькая, странного вида скульптура.
          Я не сразу понял, что это, но заинтересовался. Сперва подвинул к себе сломанную дверную ручку, сломанный кран от самовара, а потом эту странную вещь. Старьёвщик насторожился и спросил: "А это тебе зачем?" Я сказал: "Здесь и здесь можно отпилить, и получится молоток для чеканки". Так за полтора рубля я купил скульптуру, которая оказалась работой Э. Неизвестного "Солдат, пронзаемый штыком".
          Но об этом я узнал через несколько месяцев, когда зашел Неизвестный:  я увидел его, и меня осенило - это точно его скульптура. Неизвестный страшно обрадовался и рассказал еще более невероятную историю. Потерял он эту скульптуру при весьма своеобразных обстоятельствах. Шесть лет назад из незапертой мастерской Эрнста пионеры унесли её вместе с другими работами в металлолом. Эрнсту почти всё удалось вернуть, а эта вещь была маленькая, незаметная. Она была не доделана, и так навсегда осталась в необработанном виде".

          В 1947 году Неизвестный окончил рижскую Академию художеств, а в 1954 году – Московский художественный институт им. В. И. Сурикова, параллельно слушал лекции на философском факультете МГУ.
          Со временем его работы становятся более экспрессивными и сочетают элементы символизма и кубизма.
          С 1956 года Эрнст Неизвестный работал над претворением в жизнь своего грандиозного проекта – гигантской скульптуры «Древо жизни», которая стала символом творческого союза науки и искусства. Эту работу он закончил уже в Америке в 2004 году.

         В 1962 г. он участвовал в знаменитой выставке в Манеже "30 лет МОСХ", разгромленной Никитой Хрущевым, который назвал его скульптуры "дегенеративным искусством".

   
           После событий в Манеже жизнь Э. Неизвестного стала невыносимой, не было заказов, материалов. За 10 лет он не продал ни одной работы. Грузил мешки с солью на железнодорожной станции. Имя его было вычеркнуто из списков художников. Однажды из мастерской украли все работы, а позже разгромили новые. Избивали морально и физически, подвергали принудительному медицинскому обследованию.
Было неимоверно трудно, а он продолжал работать, скрывая свое авторство. Он сделал прекрасный барельеф в московском крематории на Донской площади.


          Им была создана 150-метровая скульптурная композиция в Артеке "Детям мира" (1966).

          Эрнст Неизвестный победил на международном конкурсе: создал гигантский "Цветок Лотоса" на Асуанской плотине в Египте (1968-1971) – памятник в честь дружбы народов. Это самая большая скульптура в мире: его высота 75 м, выше 15-этажного дома.

  
          Скульптура Эрнста Неизвестного "Прометей" из алюминия была установлена в павильоне СССР на Международной выставке "Электро-72".Сварка (1972).


          В труднейших условиях и в кратчайшие сроки он с помощниками сделал 970-метровый декоративный рельеф (самый большой в мире) в Московском институте электроники (1974).
 

          Имя скульптора стало известно во всем мире, и его много раз приглашали в разные страны для участия в выставках, но Неизвестного не выпускали из страны.
          1976 год. Вынужденная эмиграция. Неизвестный уехал из СССР "из-за эстетических разногласий с режимом", как он сам определил причины отъезда.
          Эрнста Неизвестного лишили гражданства, объявили предателем.
          Вначале он эмигрировал в Швейцарию, а затем в 1977 г. переехал в Нью-Йорк. Он уехал в Америку без денег, не зная языка, и там, в Нью-Йорке он работал по 15 часов в сутки. Неизвестный продолжал работать над своими замыслами, преподавал, читал лекции по искусству и философии в Колумбийском и Гарвардском университетах.
          Сложная операция на сердце. А он продолжает читать лекции в университетах Америки, пишет книги, создает новые скульптуры, рисует.

          …В Штатах мне легче работается. Америка оказалась близка мне своим размахом и ритмом. Там у меня две студии. Одна – в центре модного артистического района Сохо, на Манхэттене. Там у меня и студия, и офис, и квартира. Именно там работаю сейчас над самыми большими формами и занимаюсь графикой. Вторая моя студия и дом расположены на океанском острове Шелтон-Айленд. Как вы понимаете, «Шелтон» переводится с английского как «убежище». И для меня это действительно убежище, поскольку это моя крепость, спроектированная по моим же дизайнерским идеям (вплоть до мебели). Там я отливаю памятники в бронзе. Там же – парк скульптур, в котором установлено 28 моих вещей.

          Некоторые из работ он делает для России.
          Одна из них - "Орфей" (1995) стала наградой победителям российского телевизионного конкурса ТЭФИ.

         В 1987 году на волне всеобщего покаяния по поводу сталинского режима в Магадане решили увековечить память жертв сталинских репрессий. В Москве проект благословили и обратились к Эрнсту Неизвестному. Он предложил идею триптиха "Треугольника страданий": соорудить монумент в трех городах, неофициальных столицах ГУЛАГа. Первую часть – в Воркуте, вторую – в Магадане, а третью – в Екатеринбурге (родном городе художника), на стыке Европы и Азии.
         В 1996 г. Неизвестный закончил свое монументальное произведение для Магадана "Маска скорби" – «Мемориал жертвам ГУЛАГА», посвященное жертвам репрессий в Советском Союзе. Эта скульптура установлена у подножия сопки Крутая, где находилась знаменитая "транзитка" (отсюда отправлялись этапы заключенных на Колыму).

          Монумент расположен на высоте 200 метров над уровнем моря и хорошо виден как со стороны города, так и с трассы. Сооружен он из монолитного железобетона. Центральная скульптура монумента представляет собой стилизованное лицо человека, из левого глаза которого текут слёзы в виде маленьких масок. Правый глаз изображён в форме окна с решёткой. На обратной стороне видны плачущие женщины и обезглавленный мужчина на кресте. Внутри монумента находится копия типичной тюремной камеры сталинских времён. Ее высота - 15 м, площадь - 56 кв. м. В левом верхнем углу "Маски скорби" - ветровой колокол, с обратной стороны - неканоническое распятие и скульптура скорбящей молодой женщины.
           
          На площадке перед «Маской» 11 бетонных блоков с названиями самых страшных колымских лагерей (Бутыгычаг, Эльген, Серпантинка и др.).
          В Воркуте Эрнст Неизвестный собирался поставить вторую "Маску скорби" - жертвам сталинских репрессий. Она не поставлена до сих пор.
          И в Екатеринбурге памятник так и не воздвигнут. В зале музея истории Екатеринбурга на постаменте размещены гипсовые "маски скорби" - проект памятника жертвам тоталитарного насилия. Сам Эрнст Неизвестный называет скульптуру "Памятником коммунистической утопии". Основная мысль этого творения в том, что если умирает одни человек (а точнее, погибает от рук палачей, как зачастую было в конце 30-х годов прошлого столетия), умирает и вся его цепочка, семья. Ожидалось, что композиция станет проектом памятника жертвам политических притеснений». (Музей истории Екатеринбурга).
         Неизвестный отказался от гонорара и за макте - $600 000 , и за памятник. Но возведение памятника всё не начиналось. Москва выделила необходимые средства, но власти Екатеринбурга умышленно затягивали начало работ. А трехметровый макет «Маски: Европа-Азия» томился в Художественном фонде Екатеринбурга. Его распилили на части, чтобы было удобнее занести в подвал.

 
         Кто-то в Екатеринбурге решил, что "американский еврей" не имеет права сооружать подобные памятники в России. В итоге средства Москвой были выделены, но в Екатеринбурге их так и не получили.
          Если кто-то вдруг подумает, что это не так, вот цитата из книги воспоминаний Б.Жутовского:

          "Убогие амбиции уральцев скопились в тупой антисемитизм. (Еврей из Америки будет ставить памятники нашим христианам!) В Воркуте нет денег, и только Магадан осилил весной 1996-го открыть памятник".

          Вопрос с созданием памятника до сих пор не решен. Макет памятника пока будет храниться в подвале одного из музеев города.(Эдуард Нестеров: http://eduard-nesterov.livejournal.com/61467.html)
          А вот что говорит сам скульптор о своем замысле:         

          Я поставил «Маску скорби» в Магадане – а я говорю, памятник жертвам утопического сознания, потому что «жертвам сталинизма» - мне казалось очень журналистски и политизировано. При чем тут Сталин? И Платон тогда при том же – у него тоже было утопическое сознание, и Кампонелла, и Маркс, и Ленин. Здесь шире. Поэтому я задумал это не только как Маску, а как капище – поставить памятники в разных местах – «Треугольник страдания». И самый большой, самый основательный – «Маска скорби» в Магадане.

          Но работа не закончена. Я продолжал работать. Тем паче, что у меня хранился проект с пятидесятых годов, еще со времен жизни Сталина. Когда я был охвачен этим ужасом – не политически, а как всемирным апокалипсисом. Несмотря на то, что мне много лет, я преисполнился сил и энергии, чтобы продолжить эту работу в той или иной форме.


          Скульптор создает памятник депортированным народам, который установлен в столице Калмыкии Элисте.

 
         Он создает памятник шахтерам Кузбасса

          А вот так он выглядит ночью:

          В октябре 2004 г. Эрнст Неизвестный, наконец, "посадил" в Москве свое "Древо жизни" – в вестибюле торгово-пешеходного моста "Багратион". 
          В кроне этого семиметрового раскидистого "Древа" можно разглядеть христианское распятие и ленту Мебиуса, портреты Будды и Юрия Гагарина, сюжет изгнания из рая и эзотерические символы.
          Но многие его работы мы можем увидеть только на фотографиях в газетных и журнальных публикациях.
…         
          Два знаменитых «Распятия» скульптора находятся в Ватикане.

          Вот что рассказывает об этом сам Неизвестный:


          – Скажу сразу, что, долгое время прожив в кругу католиков или других западных конфессий, я остался православным христианином. С покупкой Ватиканом «Креста» (еще он называется «Сердце Христа») произошла следующая история. Когда в 1982 году я завершал работу над памятником Хрущеву, польские католики попросили меня сделать распятие для кардинала Войтылы. Я сделал довольно реалистическую скульптуру, одной из составляющих которой было символическое изображение сердца. Но тогда мне не дали закончить и передать эту работу. В итоге проект отложился до той поры, когда кардинал стал Папой Иоанном Павлом II.



























          После жуткого покушения на него Иоанн Павел
II вспомнил об этом заказе и хотел выкупить скульптуру. Но я сам ему подарил, за что получил от Папы благословение, был принят и обласкан в Ватикане. 

          В 80-х годах Эрнст Неизвестный сотрудничает с галереей Магна (magna gallery) в Сан-Францискои по ее заказу создает цикл работ "человек сквозб стену" («Man through the Wall»), посвященный крушению коммунизма. Эрнст Неизвестный многократно выставлялся в это гаоерее в 80-х годах.  Приведу три работы из этого цикла.
          Крушение кремлевской стены:

          Крушение китайской стены:

         Крушение Берлинской стены:

         Эрнст Неизвестный после перестройки и особенно в 90-х годах часто приезжает в Россию, где выступает с докладами и делится опытом по сочетанию архаики и авангарда в искусстве.
          Эрнст Неизвестный создал скульптурные композиции, украсившие многие города мира.
          В 1997 году Европейское отделение ООН получило в дар от правительства Российской Федерации 17-метрового «Большого кентавра» Эрнста Неизвестного.         

          В очерке, который Вы только что прочли,  использована статья Марка Штейнберга «Дальше Кушки не сошлют» http://www.jig.ru/history/012.html, ответы Эрнста Неизвестного взяты из его интервью корреспонденту газеты «Новые известия» Елене Квасковой 27 апреля 2005 года и другие материалы.
          Дальше приводятся выдержки из статьи Натальи Синельниковой «Эстетическое негодование Эрнста Неизвестного» в журнале «Эстет» №1 (2010), http://www. Estetmagazine.ru/archive/5/51/:
          «Рациональное и эстетическое — звенья одной цепи. В работе они попеременно меняются местами: то рациональное ведет за собой эстетическое, то эстетическое — рациональное». – говорит Эрнст Неизвестный в книге «Говорит Неизвестный».
          Если скульптура Эрнста Неизвестного стала достоянием миллионов, то его графику видели немногие. Объясняется этот парадокс тем, что рисунки, как и живописные полотна Неизвестного, активно скупались и вывозились на Запад коллекционерами. Российские музеи в силу опалы автора боялись или не считали нужным их покупать. А между тем Эрнст — замечательный рисовальщик. Он называет свои рисунки «тенью замысла» и, вслед за великим Микеланджело, — концентрацией ума, воли и сердца. Его фантазия неисчерпаема: например, к моменту отъезда из СССР у него было около 10 000 графических замыслов.
          Порой его графические персонажи образуют группы, которые складываются в циклы. Так возникли целые альбомы рисунков под общим названием, например: «Гигантомахия, или Битва гигантов», «Война — это…», «Роботы и полуроботы», «Кентавры», «Судьба» и многие другие.
           В чреве Кроноса:

          Будучи настоящим русским патриотом, самой чистой, самой высокой пробы, Неизвестный ненавидел косность и лицемерие государственного аппарата. Он говорит: «Я не был диссидентом, мной скорее владело эстетическое негодование против абсолютной серости жизни и еще из-за того, что мне не давали работать...». 
          Одно из ключевых слов в творчестве Неизвестного — синтез. Возможно, именно после тяжелейшего ранения на войне, закованный надолго в гипс, Эрнст Неизвестный впервые задумался о возможностях человеческого тела, его пластике и немощи, о протезах и конструкциях. Здесь истоки его образов — кентавры, полуроботы, люди-машины. Кентавр – одна из самых любимых фигур скульптора. В античной мифологии он означает диалог человеческой сути и животного начала, а в версии Эрнста - соединение живой природы и техники.

             Скульптор утверждает, что «сегодня культура вся «кентаврична»: мир создает множественные связи, и в наши дни эти связи как никогда стремительны и глобальны».
          Эрнст рассказывает: «В моем творчестве всегда присутствует драматический момент. Не случайно я многократно иллюстрировал библейский «Апокалипсис», потому что тема гибели человеческой цивилизации мне близка. В моем ощущении Апокалипсис — это не то, что начнется и закончится в определенное (точнее, в неопределенное) время, не то, что все обычно называют концом света. Мне кажется, что мы уже прямо сейчас живем во времена Апокалипсиса».
На фото: скульптура Эрнста Неизвестного "Атомный век" ("Хиросима"), бронза.

          Эрнст Неизвестный — это сгусток духовной энергии. Это настоящий титан нашей эпохи, соединивший высокую человечность своих тем с элементами символизма и бурного, темпераментного экспрессионизма. И это все проявляется в каждой его работе — от монументальной статуи до мелкой пластики или рисунка на листе бумаги.
           В 2010 году Эрнсту Неизвестному исполнилось 85 лет. 
           На снимке Эрнст Неизвестный с дочерью Ольгой.
         Одна из его последних работ – памятник Сергею Дягилеву, установленный в Перми, в родовом доме семьи Дягилевых на улице Сибирской:         
Фотографии работ Эрнста Неизвестного позаимствованы с сайта http://ria.ru/photolents/20100409/219536215_7.html
Документальное кино об Эрнсте Неизвестном можно посмотреть здесь (http://www.1-film-online.com/?p=6669).

 
история музея «Древо Жизни» в Швеции,
рассказанная Риммой Марковой на сайте http://www.kauppatie.com/08-2010/E.pdf
с сокращениями

         
          В Швеции, в деревушке Утерсберг (Uttersberg) находится музей Эрнста Неизвестного — «Дерево жизни».
Полагаю, что это единственное место в мире, кроме мастерской художника в Нью-Йорке, где можно близко увидеть такое количество его работ и даже прикоснуться к ним.
          История музея такова.
          В городке Чёпинг (Köping), в 30 километрах от Уттешберг, жил любитель искусств, хозяин книжного магазина и местной художественной галереи, Астлей Нюлен (Astley Nyhlén). Астлей был человеком энергичным, разносторонне одаренным и образованным. Он много путешествовал, был лично знаком с интересными шведскими и европейскими художниками.
          В конце 60-х годов он прочел статью шведского журналиста о скульпторе-диссиденте Эрнсте Неизвестном. Ему так понравились фотографии работ Неизвестного, что добившись визы в советском консульстве, Астлей со старшим сыном на машине поехали в Москву знакомиться со скульптором.
          Ни отец, ни сын не говорили по-русски, а Неизвестный тогда еще не знал английского. Но они поняли друг друга. Так началась многолетняя дружба Эрнста с семьей Нюлен.
          Астлей приезжал к Эрнсту Неизвестному еще несколько раз, помогал скульптору как мог. Конечно, никакие работы в то время нельзя было вывозить из страны без согласия компетентных органов.
          «Искусствоведы в штатском» препятствовали выставкам Неизвестного даже на родине, так что о загранице не могло быть и речи.
          Астлей давно искал более просторное помещение для своей галереи. В 1976 году он, проезжая через Утерсберг, обратил внимание на здание бывшего железнодорожного вокзала. Новая железная дорога прошла стороной, и станцию закрыли. По счастливой случайности ему встретился владелец здания, безнадежно мечтающий продать участок бывшей станции со всеми постройками. Астлей, к удивлению друзей и знакомых, купил участок. Сразу начались ремонтные работы в здании станции и склада.
          В этом же году Эрнст Неизвестный эмигрировал в Швейцарию. Узнав об этом, Астлей пригласил скульптора в Швецию, предоставив в его распоряжение все необходимое для работы.
          14 мая 1977 года открылась Galleri Astley. Эрнст Неизвестный был первым художником, выставившим свои работы в новой галерее.
          В течение 10 лет скульптор приезжал в Утерсберг и работал там по нескольку месяцев. Он подарил семье Нюлен много скульптур и графических работ. Для них в здании бывшего склада был открыт музей.
          Специально для выставочного зала на 3 этаже музея Неизвестный выполнил живописные панно, развивающие тему «древа жизни».
          В самом здании станции находится галерея, где регулярно проходят выставки. Вокруг зданий располагается «парк скульптур». Здесь тоже есть работы Эрнста Неизвестного, но также и других скульпторов из разных стран.
          После смерти основателя дело продолжают два его сына и дочь.
Продолжение следует

Tags: Эрнст Неизвестный
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment