Михаил Самуилович Качан (mikat75) wrote in academgorodock,
Михаил Самуилович Качан
mikat75
academgorodock

Categories:

Академгородок, 1966. Пост 23. Выставка Николая Грицюка в Картинной галерее Дома ученых (1)

Продолжение книги "Мой Академгородок" и главы Академгородок, 1966.
Начало главы см.: Посты 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21,   22.
Начало книги см. главы: Академгородок, 1959 (Посты 1 - 20),
1960 (Посты
1 - 12), 1961 (Посты 1 - 29), 1962 (Посты 1 - 19),
1963 (Посты
1 - 29), 1964 (Посты 1 - 42), 1965 (Посты 1 - 62).

Предложение Немировского
 
          Признаться, я поначалу с некоторым недоверием воспринял предложение Владимира Ивановича Немировского провести выставку картин новосибирского художника Николая Грицюка. Оно было высказано в квартире Михаила Яновича Макаренко, где мы сидели втроем темным осенним вечером под монотонный шум дождя.
          Я не знал картин Грицюка. Не знал их и Макаренко. Однако он вызвался поехать посмотреть их.
          Через несколько дней он зазвал меня в мастерскую и сказал, что он с Немировским были у Грицюка дома и что его работы ему очень понравились.
          – Это большой мастер, – сказал он. Он недавно начал рисовать, лет пятнадцать всего рисует, но у него уже есть замечательные работы, особенно его акварели последних лет. Они недавно выставлялись  в новосибирской картинной галерее, так что подготовка нашей выставки займет немного времени.
          Он смотрел на меня, и я видел в его глазах просьбу разрешить убрать поскорее со стен Дома ученых картины Жигалко.
          – А что скажем Александру Семеновичу? – спросил я, имея в виду условие, которым А.С. Жигалко сопроводил свой дар Дому Ученых – коллекцию картин.
         – Я найду, что сказать, – Макаренко до сих пор был официальным представителем Жигалко. – А лучше всего вообще ничего не говорить.
          Мы помолчали, и он добавил:
          – Михаил Самуилович! К выставке Фалька я еще не готов. Она будет, скорее всего, в начале следующего года. А в декабре покажем работы Грицюка.
          Я подумал, что начинать выставки с работ новосибирского художника – это хорошая мысль, и я с легким сердцем сказал Немировскому и Макаренко, что они могут начать подготовку выставки. Надо было также договориться с Союзом художников (новосибирским отделением), Управлением культуры и самим художником. Но эти препятствия оказались легко преодолимыми: Грицюк согласился сразу и с радостью, а официальные органы не возражали, т.к. на декабрь у них выставка картин Грицюка нигде не была запланирована.

 
Николай Демьянович Грицюк
 
          Он прожил всего 54 года: в 1922 году родился и в 1976 году скончался. Прошел войну. Стал художником-модельером одежды. Год проработал редактором журнала мод в Ленинграде, а в конце 1952 году переехал в Новосибирск. Еще через три года он стал членом Союза художников после представления своих графических работ.
          В 1959 года он создал акварель «Закат. Новосибирск», которая в его творчестве стала переломной. После нее появляется тот художник Грицюк, которого сегодня знает весь мир. К выставке в Академгородке он уже создал несколько серий картин, работая в Крыму, Москве, Ленинграде, Кемерово и Новосибирске, которые демонстрировались на различных выставках. К этому времени в его активе было также оформление книги И. Ветлугина «В моем городе» и монументальная работа – витраж конференц-зала на Турбогенераторном заводе «Родной город» (совместно с Э. Гороховским). А первая персональная выставка художника состоялась еще в январе 1961 году в Москве. Из Москвы персональная выставка была перевезена в Новосибирск.
          После этого акварели Грицюка постоянно включали в передвижные выставки, устраиваемые в СССР и за рубежом.

 
Первая выставка Грицюка в Академгородке
 
          Благодаря Александру Григорьевичу Раппопорту, новосибирскому киножурналисту и кинодокументалисту, который хранит бесценные архивные материалы и охотно откликается на просьбы показать их, мы можем лицезреть афишу выставки и ее каталог:
 

          На самом деле, здесь воспроизведена афиша с выставки Н.Д. Грицюка в Новосибирской картинной галерее в апреле 1966 г. Афиша с выставки в Академгородке в декабре того же года не сохранилась, но в принципе обе выставки одинаковые. В Академгородке выставлялись фактически те же работы – акварель 1962-1966 гг. Не исключено, что и афиша была такой же.
          А вот каталог выставки в новосибирской картинной галерее: 
 
  
           Судя по названиям, на выставке тогда экспонировались минимум 4 картины об Академгородке: «Дорога в Академгородок», «У моря Обского», «В Академгородке» и «Институт ядерной физики». В интернете я этих картин не нашел, поэтому показать их здесь не могу.
          На открытии выставки в декабре 1966 года меня не было, – был в командировке. Приехав из Москвы, я немедленно пошел в Дом ученых и долго ходил от одной картины к другой, постигая мир художника. Н.Д. Грицюк оказался замечательным художником.
          Его картины, показанные на выставке, можно было четко разделить на 2 группы. Первая – городские пейзажи, и вторая, – про которую потом художник говорил – мои фантазии и интерпретации.

 
Городские пейзажи
 
          Уже тогда в творчестве Грицюка городские пейзажи занимали особое место.
 
Новосибирск. Дома и домики. 1974.

 Огоньки. Новосибирск. 1960
 

          Вот еще одна работа, которая была тогда на выставке, – «Строительная композиция»: 
            "В Академгородке" (бумага, масло). Работа была создана в 1963 г. 


Каменские домики
 
          У Грицюка есть картины, названные им «Каменские домики». Две из них написаны в 1960 г. и одна  – в 1962.
          В Новосибирске Каменку знали все. Каменка – это название небольшой речки длиной всего 33 км. Но она текла по очень глубокому оврагу, который к тому же был еще и разветвлён. Когда-то, когда город был небольшим, Каменка протекала на его окраине. 
          Поскольку по склонам оврага были выходы на поверхность скальных гранитных пород, этот серый мелко- и среднезернистый гранит в каменоломнях добывали и дробили. Он применялся для жерновов мельниц, которые в большом количестве стояли тут же по склонам. Тогда вода в речке была достаточно чистая, можно было купаться. Воду использовали и для технических целей.
          Речка всегда была своенравна. Известно, например, что весной 1911 года во время весеннего паводка она затопила практически весь овраг вместе с расположенными по его склонам мельницами.
          Шло время. Мельницы постепенно исчезали и к 1925 году исчезли совсем. Город разрастался. Наступила война. Город начал расти еще быстрее. Он перешагнул Каменку. Склоны оврага оказались беспорядочно застроены лачугами. Один дом лепился к другому. В речку стекали нечистоты. О купании уже не могло быть и речи.  Место стало грязным и криминальным. Многие звали его уже Нахаловкой. Милиция предпочитала сюда не соваться. Особо темной славой пользовался в этом районе Коммунистический тупик (всегда удивлялся, как партийные бонзы не замечали это символичное название!) Теперь весной в период таяния снегов, когда речка становилась полноводной и бурной, вода поднималась и затапливала многие дома. Так что, в половодье там вообще страшное творилось: наводнение, оползни, рушащиеся дома…
          Люди, жившие в аварийном жилье с войны, требовали от властей решить их проблему, но до 60-х годов жилье практически не строилось. И в период, когда Грицюк увидел «Каменские домики», всё казалось безнадежным.

На этой фотографии по берегам «спокойной» речки Каменки и по склонам оврага лепятся домики.
 
          Городские власти долго не знали, что предпринять, чтобы вскрыть этот нарыв, оказавшийся в центре города. Было предложено несколько вариантов облагородить это место. Но бог знает, сколько времени это бы всё тянулось, если бы не новые обстоятельства.
          Со строительством Академгородка Новосибирск стал открытым городом, и его начали посещать иностранцы. Пожалуй, одним из первых высокопоставленных иностранных деятелей в Новосибирск в 1959 году приехал вице-президент США Ричард Никсон. Дорога в Академгородок из города одна – Каменки не миновать. А с дороги Каменка как на ладони. Такое позорище показать Никсону постеснялись, – Каменку закрыли деревянными щитами. Правда, иностранные журналисты, приехавшие с Никсоном, все равно увидели эти трущобы и сфотографировали их.
          Есть и другая история, объясняющая еще более прозаически, почему эти трущобы снесли. А заодно и почему из всех вариантов облагораживания этого места выбрали вариант взятия речки в трубу. Реку загнали в трубу, а коллектор соединили с обкомом партии (нынешним облсоветом), чтобы в случае войны партийные руководители на моторной лодке могли выехать в Обь. Хотя ранее в качестве основного был вариант создания на этом месте красивого парка с каскадом маленьких водопадов. Вообще вмешательство человека в дикую природу никогда к добру не приводило. В Соединенных штатах сейчас оставляют маленькие речки и ручейки нетронутыми, старательно обходя их при строительстве домов, оставляя широкие полосы с деревьями и кустарниками вдоль их берегов. Эти места называют дикой зоной (wild area). Рядом с одним таким ручьем я сейчас живу. Он течет с гор и питается растаявшим снегом. Летом при бурном таянии он иногда вздувается, и его уровень повышается на несколько метров. Но он не опасен, - вблизи него домов нет.
          В Новосибирске же всё вокруг было застроено, и вот эту Каменку и увидел художник, и, естественно, не мог не обратить на нее внимание.
          А.Г. Раппопорт прислал мне фотографию, сделанную самим художником. На ней каменские домики. объектив запечалел то, что потом Грицюк передал нам вместе с "настроением". фотография опубликована в т.24 нового Полного каталога.Там есть и другие снимки художника. об этом Каталоге чуть позже.

         Сплошной хаос. Кажется. что дома-лачуги стоят вплотную друг к другу и даже один на другом.
         А вот каменские домики на картинах Н.Д. Грицюка: 

           На первой картине видно, на какой огромной площади лепятся друг к другу дома. и здесь тот же хаос, что и на фотографии. 
          На второй – вода вплотную подступает к домам и начинает некоторые затапливать.

           На третьей – показан своеобразный колорит одного из мест в этом овраге. Видно, как скученно здесь живут люди, без дворов и улиц… . И можно легко домыслить, что и без всяких удобств. И невольно возникает вопрос, а где же люди? Как они здесь могут жить? Прячутся? Ушли? 

          Здесь видно, что люди заботились о свих домиках: красили наличники, стены, крыши... человека нет, но он еще недавно здесь был: жил, украшал... , пусть даже убогую маленькую лачужку или сарайчик...
          Новосибирские трущобы...
          Городские власти еще в 1960 г. решили взять часть речки, в месте её впадения  к Обь, в бетонную трубу и замыть овраг. Эти работы от улицы Большевистской к железнодорожным путям и до Оби начали вести только в 1967 г. Потом работы продолжили до улицы Лежена. В общей сложности было замыто 6 с лишним километров долины реки Каменка. Эта «великая стройка» продолжалась 25 лет и завершилась только в 1992 году. Каменка осталась открытой только в Дзержинском районе города.
          К сожалению, река быстро показала свой нрав. Не знаю, что происходило в 90-х, но жители говорят, что в 2003 году был сильный потоп, когда на лодках приходилось с крыш людей снимать. Из-под бурой глади то там, то сям выглядывали верхушки гаражей, затопленными оказались и два переезда через Каменку.
          Зато доподлинно известны события 2010 года: 23 апреля в 8 часов утра на реке Каменка уровень воды поднялся на 230 см — грязный ручеек превратился едва ли не в горную стремнину, в некоторых местах по ширине не уступающую знаменитой Катуни. Каменка подтопила жилые дома по улицам Трикотажная, Авиационная, Зеленхозовская, 1-я Юргинская.
          Это зафиксировано журналистами. В газетах появились подробные описания наводнения и снимки с места события. Потом появились и интервью с должностными лицами, и воспоминания об истории Каменки, и объяснения причин возникновения этого стихийного бедствия.
          Вот один из появившихся снимков, вряд ли можно опознать на нем тот тихий ручеек, который мы видели на одной из предыдущих фотографий.

          А причины этого стихийного бедствия, как часто бывает, - непродуманность прошлых решений. Во-первых, иногда быстро вскрывается озеро Каменское, расположенное километрах в пяти-семи от трубы, и вода переливается через дамбу. А что раньше этого не знали?
          Во-вторых, труба-коллектор в большой паводок не справляется с объемом воды, да к тому же еще и сильно засорена разным бытовым мусором. Приходится направлять бригады рабочих к решетке коллектора, чтобы вылавливать ржавые холодильники, двери, диваны, матрасы. А что нельзя было правильно рассчитать объем паводковой воды, когда проектировали? А насчет мусора – разве опыта предыдущих сооружений коллекторных труб в стране не было?
          «Сейчас реку расчистили, и из реки невероятно грязной Каменка превратилась в просто очень грязную реку, — говорит архитектор и краевед Игорь Поповский. Он считает, что речку не следовало брать в трубу: — в генплановских решениях были предложения сделать на ее месте живописные и благоустроенные речные каскады».
(По материалам Владимира Иткина, фото Сергея Ляшко. «Каменка за пазухой». http://news.ngs.ru/more/63715/ ).
          Новосибирские диггеры обследовали подземную часть Каменки. Бетонный коллектор оказался в ужасном состоянии, – он разрушается и размывается. Стальная арматура проржавела и крошится в труху, а бетон, местами, рассыпается от прикосновения. «Местами потолок, кажется, вот-вот рухнет - бетонные плиты разваливаются.
          Помимо этого в трубе еще и завалы хлама, как мелкогабаритного, так и весьма крупного, например, неизвестно когда и как попавшего сюда автомобиля. Строительного и автомобильного мусора вообще хватает. Из-за этого в коллекторе запруды, пороги».
          Но, рассказывая так подробно о Каменке, я несколько отвлекся от темы.
          А если по теме, то Н.Д. Грицюк всегда выискивал и, главное, находил сюжеты для своих работ. Известно, что зимой он построил на лыжах домик, чтобы можно было рисовать зимние городские пейзажи. Вот и в случае с «Каменскими домиками» он нащупал одну из самых болевых точек тогдашней жизни города и отразил ее в своих работах. И вряд ли отцы города были ему благодарны за то, что он запечатлел их бесхозяйственность.
          В истории Новосибирска «Каменские домики» Грицюка останутся как память о язвах города 60-х. 
  
 
Фантазии Грицюка
 

          Но наиболее сильное впечатление на меня произвели не городские пейзажи, а его «фантазии», как он называл свои красочные и сюрреалистические авангардистские работы.
          Без названия
 
          Этот этап его творчества начался сравнительно недавно – в 60-х, но художник за несколько лет создал совершенно удивительные работы, и мне хотелось стоять и никуда от них не уходить. Они завораживали и гипнотизировали.
         К тому времени я уже был довольно хорошо знаком с творчеством русского авангарда. Работы Грицюка не были подражанием никому. Они отличались от того, что я знал и создавали определенное настроение. Потом уже я узнал, что Грицюк так и говорил: «Я пишу настроение». 
          Зимний мотив
 
 Без названия


          Композиция
 Продолжение следует
Tags: Академгородок. 1966, Николай Грицюк, картинная галерея
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments