Михаил Самуилович Качан (mikat75) wrote in academgorodock,
Михаил Самуилович Качан
mikat75
academgorodock

Categories:

Академгородок 1966. Пост 33. Выставка Глазунова в Картинной галерее не состоялась

Начало главы см.: Посты 1 - 10, 11 - 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 3132.

Начало книги см. главы: Академгородок, 1959 (Посты 1 - 20), 1960 (Посты 1 - 12), 1961 (Посты 1 - 29), 1962 (Посты 1 - 19), 1963 (Посты 1 - 29), 1964 (Посты 1 - 42), 1965 (Посты 1 - 62).

Эльмар Антонов, зам. Главного ученого секретаря Президиума СОАН

          Мне позвонил Эльмар Андреевич Антонов, зам. Главного ученого секретаря Президиума СОАН. Мы хорошо знали друг друга по работе в Институте гидродинамики. Он занимался какими-то проблемами взрыва, у него в Институте гидродинамики была своя группа, которая постоянно проводила экспериментальные взрывы – то на воздухе, то в специально оборудованных для взрыва помещениях.

Ребята из Золотой долины его недолюбливали, поскольку он был высокомерен и чванлив. В Институт гидродинамики он приехал уже кандидатом наук с женой Галиной и ребенком. Галина стала Главным бухгалтером у нас в Институте. Она была красивой, хотя и располневшей брюнеткой с черными живыми глазами. Свое дело она знала и с нами, рядовыми сотрудниками говорила безапелляционным тоном. У Эльмара всегда был полунасмешливый взгляд, тоже безапелляционный тон всезнайки. Он пытался со всеми держаться покровительственно, но далеко не все это приняли. После того, как узнали его поближе, многие старались от Эльмара дистанцироваться.

Чем он привлек академика Лаврентьева, я не знаю, но Лаврентьев приблизил его к себе. Я не могу сказать, что Эльмар втерся к Лаврентьеву в доверие, потому что не мог наблюдать этого процесса, – Эльмар работал в другом отделе, и мы хоть и виделись почти ежедневно, но лишь мельком.

         
На снимке в Золотой долине Овсянников Л.В., впоследствии академик, кажется Биченков Ю.И., профессор Мигиренко Г.С., Дапнилюк (тогда аспирант), академик Лаврентьев М.А., академик Кочина П.Я.,  за ней Антонов Э.А., Васильев О.Ф., впоследствии член-корр. 


Э.А. Антонов, Б.В. Войцеховский (впоследствии академик), академик М.А.Лаврентьев около гидропушки Войцеховского.


          Общих тем для разговоров у нас не было. Кроме того, я инстинктивно держался от него подальше, поскольку он был мне неприятен. Тем не менее, мне постоянно приходилось с ним общаться при подготовке документов Президиума СОАН, когда мы готовили проекты его Постановлений по профсоюзным делам. Удовольствия общение с ним, прямо скажем, не доставляло. После бесед с ним всегда хотелось вымыть руки.

Тем не менее, судьба нас свела и столкнула дважды.

Несчастный случай со смертельным исходом

Первый раз – когда в его группе погиб человек при взрыве заряда взрывчатого вещества (ВВ). Это был молодой и подающий надежды младший научный сотрудник, кажется, его фамилия была Галиаскаров. Сейчас уже точно не помню, могу и ошибиться. Лично я его не знал.

Он подготовил эксперимент по подрыву заряда ВВ в специально оборудованном помещении. Это значит, что в момент подрыва он находился в другом помещении и мог наблюдать за взрывом через окно с мощным стеклом. К сожалению, случился отказ, – заряд не взорвался.

Галиаскаров работал один, что было прямым нарушением техники безопасности. То, что произошло дальше, никто не видел, но воспроизвести его действия было нетрудно. Неизвестно, сколько времени он выждал, прежде чем войти в помещение, где был установлен невзорвавшийся заряд ВВ. Может быть, и сразу или через весьма непродолжительное время, что тоже было нарушением правил техники безопасности. 

Ему не повезло: заряд самопроизвольно взорвался, когда Галиаскаров находился рядом с ним. Галиаскаров погиб. Нарушение правил техники безопасности было налицо, и виновным в этом инциденте со смертельным исходом однозначно был руководитель группы Э.А. Антонов.

Михаил Алексеевич Лаврентьев, как директор Института тоже нес ответственность за этот несчастный случай, но ему претензии даже не предъявлялись. Академик Лаврентьев спас и Антонова от крупных неприятностей, хотя выговор для порядка ему и был объявлен. Строгий выбор был объявлен заместителю директора – главному инженеру С.В. Токареву, хотя с его стороны прямых нарушений правил ТБ не было.

Антонов же знал, что работать в экспериментах с ВВ должны двое, а не один, знал об этом и Галиаскаров. Антонов сам писал и подавал на утверждение Правила ТБ для работ, проводимых в его группе по взрывной тематике, и сам обучал персонал группы этим Правилам, а Галиаскаров изучал инструкцию и подписывался, обязуясь ее соблюдать. Оба нарушили правила. Антонов не должен был допустить Галиаскарова к проведению эксперимента без напарника. Галиаскаров не должен был работать без напарника. Он, вероятно, к тому же не выдержал времени, установленного в случае отказа заряда. Этого, разумеется, никто подтвердить уже не мог. Можно только догадываться о наиболее вероятном нарушении Правил ТБ.

Разумеется, я видел, что руководством Института гидродинамики прилагаются усилия для полного оправдания Антонова. В процессе разбирательства я не раз беседовал и с Антоновым, и с Токаревым, состоялся короткий разговор и с академиком Лаврентьевым, которому я твердо сказал, что Антонов должен быть наказан, но наказание должен определить директор Института. Я его предупредил, что несчастные случаи со смертельным исходом рассматриваются всеми профсоюзными инстанциями вплоть до ВЦСПС, и у руководителей института гидродинамики могут быть впоследствии крупные неприятности. Это действительно было так. Такой существовал порядок. По идее это было правильно.

А вот Антонов при разговоре юлил, всячески старался себя выгородить, открыто говорил о покровительстве академика Лаврентьева, пытался отрицать очевидные факты. У меня не было желания навредить лично Антонову, я хотел, чтобы была создана объективная картина произошедшего, понять, моги ли мы предотвратить этот несчастный случай и если да, то каким образом, чтобы в будущем избежать повторения подобных случаев и гибели людей. Что касается последующих наказаний ответственных людей, то этот вопрос меня интересовал мало, – конечные решения все равно принимали профсоюзные органы высокого ранга, а там большую роль играло мнение партийных органов. И я был уверен, что мнение академика Лаврентьева будет, в конечном итоге, определяющим. Он умел бороться за своих.

Так и произошло. Антонов отделался выговором.

Эльмар Антонов предложил устроить выставку художника Глазунова

Второй раз дело было так. Антонов позвонил мне и сказал, что у него ко мне важный разговор, и он может ко мне сейчас подойти.

Это меня удивило. В кабинете у председателя ОКП бывали академики и члены-корреспонденты, некоторые (далеко не все) директора институтов, но Антонов с его высокомерием не бывал никогда.

Его кабинет был в здании Президиума СОАН, мой в административном помещении на другом углу Морского пр. и ул. Терешковой в доме, стоящем вдоль улицы Терешковой. Через десять минут Антонов был у меня, и мы сели за длинный стол для заседаний Президиума ОКП.

Он начал с того, что одобрительно отозвался о наших выставках в Картинной галерее, – к тому моменту прошли выставки Фалька и Гриневича, а в тот момент выставлялся Николай Грицюк. Потом заговорил о художнике Глазунове, который, по его словам, – крупнейший художник современности. И его выставка в Доме ученых Академгородка может быть расценена, как признание Дома ученых СОАН со стороны Академии художеств. И еще что-то говорил в том же духе о связях Глазунова в ЦК и правительстве, о том, как он может быть полезен Сибирскому отделению.

Мне Глазунов не нравился. Он и известен был мне тогда, как портретописец вождей и влиятельных людей. Володя Немировский как-то, рассказывая о встрече с Эрнстом Неизвестным, сказал, что Неизвестный вообще Глазунова художником не считает. Я всего этого Эльмару не сказал. Вслух я сказал, что художника, по нашим правилам, должен представить Совет картинной галереи, которому я сообщу о предложении.

– Я же знаю, – сказал Антонов, – что если ты захочешь, выставка Глазунова будет.

– Нет, – ответил я, – у нас другие правила работы, – для организации выставки нужно решение Совета картинной галереи. Передать им твое предложение и поставить его на обсуждение я обещаю. Хочешь, я приглашу тебя на Совет?

Пойти на Совет он не захотел и ушел несколько настороженный, и я, безусловно, понимал, что если выставки Глазунова не будет, я наживу злейшего врага. Почему, я тогда еще не знал. Только спустя год или даже больше мне рассказали, что когда Эльмар был в Москве, Глазунов рисовал «портрет академика Антонова». Антонов был только кандидатом наук, и до академика ему было, как до неба. Зачем он представлялся Глазунову академиком, можно только догадываться, зная его натуру.

А события у нас развивались так. Я сказал членам Совета Картинной галереи, что к нам поступило предложение из Президиума СОАН организовать персональную выставку художника Глазунова, и я хотел бы знать мнение Совета по этому вопросу. Дальше чуть не разразился скандал. Две трети его членов сразу заявили о том, что они покинут Совет, если мы устроим выставку Глазунова. Был против выставки Глазунова и председатель Совета Лев Маркович Розенфельд. А Михаил Янович Макаренко сказал:
         
– Лично я не знаю такого художника.
         
Он имел в виду, что Глазунов – не художник.
         
Я покинул Совет со словами:
         
– Без меня Вам будет легче дискуссировать и принять решение.
          
Мне рассказывали потом, что члены Совета говорили об этом еще целый час, пока не решили проголосовать. Решение было единогласным. Все члены Совета были против выставки Глазунова в Доме ученых.

художник Глазунов и его картины

Обо мне не надо говорить. 
          
Обо мне должны говорить мои работы...
          
Моя политическая позиция чётко выражена в них:
          
«Православие, Самодержавие и Народность».

     Илья Глазунов.  Интервью сайту «Русская народная линия»,
              
записанного Ольгой Запорожской 4 декабря 2011 года.
http://ruskline.ru/news_rl/2011/12/06/ilya_glazunov_moya_poziciya_pravoslavie_samoderzhavie_i_narodnost/

На сайте художника Ильи Сергеевича Глазунова, которого одни считают великим, а другие – далеким от искусства, приведены все его титулы:

Ректор Российской Академии живописи, ваяния и зодчества, Действительный член Российской академии художеств, профессор, Народный художник СССР, Почетный член Королевских Академий художеств Мадрида и Барселоны, Кавалер "Золотой медали Пикассо" награды ЮНЕСКО за вклад в мировую культуру, Лауреат премии Джавахарлала Неру, Лауреат Государственной премии Российской Федерации.

Помимо портретов И.С. Глазунов писал картины, связанные с прошлым Руси, ее князьями и былинными богатырями. Есть у него и картины населенные крупными деятелями прошедшего и настоящего времени. Наиболее известно полотно «Вечная Россия», где Глазунов замыслил представить историю и культуру России за 1000 лет (1988). 
        Вот некоторые из них (часть взята на сайте http://www.tanais.info/art/glazunov.html).

Русский Икар, 1964



Куликово поле.





                                                                Князь Олег и Игорь. 1973







Великий эксперимент. 1990.


Закат Европы. 2005.




Последний воин. 2008.



                                                         Автопортрет

отрицательные отзывы о Глазунове и его работах.

Михаил Веллер. "Легенды Арбата":
– В те времена у сильных мира сего советского пространства вошло в моду заказывать парадные портреты у художника Глазунова. Критики прощают подобный финансово-политический успех только покойникам, и чем больше грязи лилось на красиво ухоженную голову Глазунова, тем становились длиннее очереди на выставки и выше цены на картины. Заказчики вились и бились за место в вечности. Оригинал выглядел на его портрете похожим и красивым одновременно, что и является идеалом всех просителей. Это смешно, но вешать на стенку свой портрет работы Пикассо в манере кубизма почему-то никто не хотел.

Один из участников форума:
– Глазунов, хочет соединить глаза с иконы со своим полусуррогатным реализмом, и получается выморочная эклектика. У Петрова-Водкина получилось создать синтез иконописного и реалистического стиля. Но там высокое понимание искусства. У Глазунова картины становятся просто плохими плакатами.

Михаил Шемякин с сайта Творческого союза художников России (4 апреля 2012 г.) http://www.tcxp.ru/news/76/News76_336/Default.aspx#.T39J0u635Ao.facebook:

– А на сегодняшний день эстетика просто изгоняется, как и мораль, красота, – я не имею в виду пошлую красоту, которой занимаются Шилов или г-н Глазунов. От них веет какой-то кладбищенской вонью, они стали какими-то сюрреалистическими.

Участник форума «Василий Теркин»:
– Теперь Шилова здесь не хватает. Еще одного "гения". РП - самое то место для подобных фотографов. К литературным гениям РП надо и художников -гениев подверстать. А там и философы подойдут вроде Андраника. И историки литературы вроде Сердюченко. И критики поэзии вроде Андреева. И так далее. Верной дорогой идете, товарищи!

Участник форума J.K.:
– Про Илью Глазунова, как профессионал (историк искусства), могу сказать - художник плохой.

Участник форума Босс:
– А вот конъюнктурные картины Глазунова будут сметены временем...

Участник форума Игорь:
– Поклонникам Глазунова и Шилова: господа глазо и шилопоклонники! Если вы так искренне любите Россию ,то зачем же в качестве нимба выставлять именно Глазунова и ему подобных. Это ведь прежде всего компрометирует вас самих. Неужели ,так вами любимая Россия, заслужила того, чтобы в один ряд с лучшими русскими художниками ставились Глазуновы и ему подобные конъюнктурщики и бездарные выскочки? То, что вы Глазунова считаете гением - это говорит либо о том, что вы совершенно не разбираетесь в живописи и в искусстве вообще, либо тут просто имеет место обычный национализм. Мол лучше уж пусть будет на пьедестале бездарный-но зато русский, типа Глазунова, чем талантливый еврей или ещё кто-либо.
Что касается Глазунова и Шилова - то это не вопрос вкуса. Это вопрос безвкусицы.

Участник форума Ия:
– Понедельник, все музеи не работали, кроме галереи И. Глазунова. Я думаю, что он блестящий оформитель-художник Большого Кремлевского Дворца, произведений Достоевского, но живопись - это совсем другое... Извините.

Участник форума Игорь (другая запись):
– Уважаемая Ия. Если уж Вы считаете Глазунова блестящим оформителем, то может ему тогда лучше оформлять стенды и ленинские комнаты во дворце пионеров? А живопись- это совсем не другое ,как Вы говорите. Это как раз то, чем якобы и занимается cо своей точки зрения г-н Глазунов. И если "произведения" Глазунова к Достоевскому (хотя это относится к графике) -  это блестяще, то мне крайне обидно не только за Достоевского, но и за всех, кто так считает. Достоевский карячился, карячился .Написал столько великих вещей. А тут на тебе! Пришёл Глазунов-и всего Достоевского поверил алгеброй.(то бишь своими иллюстрациями).Не надо уж всё так упрощать, уважаемые глазунисты и глазуньи))).

Участник форума МКС:
– Глазунов гениален. Гениален в том плане, что очень чётко маркирует всё убожество, всю недалёкость современных националистов, избравших его для себя в качестве образца Художника. И Глазунов здесь вполне созвучен с той властью, перед которой он так пресмыкается. Как эпоха Путиных-Медведевых не способна дать ни харизматичной личности, ни великих идей и великих реформ, так и Глазунов – творческий импотент – не способен сотворить действенного, живого художественного образа, способного вдохновлять людей, обращать их в свою веру. Малевич и Кандинский, которых он так хает, создали новые направления в искусстве, изменили весь образ мирового искусства: живопись, театр, архитектуру; сумели открыть всему художественному миру новые горизонты, поставили перед ним новые задачи. А Глазунов – бездарное провинциальное явление, которое ни на кого не повлияло, которое ничего действительно ценного не создало и дорога которому – в пыльные музейные запасники, где таких глазуновых XIX и ХХ века пруд пруди, или на дачи к современным нуворишам, у которых «вкус есть».

Участник форума без подписи:
– Художник от слова "худо". Выставленные картины - посредственность. Есть конечно исключения, но их по пальцам пересчитать можно и уверен пальцев хватит! Часть экспозиции занимают "Билборды".Хотя на "Билборды" они не тянут потому как смысловое содержание этих "шедевров" непонятны простому обывателю. Есть картины больших размеров и у других художников: "Боярыня Морозова", "Козаки пишут письмо турецкому султану"- так это ж загляденье, и все понятно! Лично я думаю, что "Билборды" И. Глазунова нужно вывешивать там, где и положено - вдоль дорог, а освободившееся место предоставить нашим не столь именитым художникам, но ХУДОЖНИКАМ! Уверен, в России они есть! 

Участник форума «Искусствовед»:
-
Сказать, что "Глазунов вернул традицию русского искусства" может очень... далекий от русского изобразительного искусства человек.

Продолжение следует

Tags: Академгородок 1966, Антонов, Глазунов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments