Михаил Самуилович Качан (mikat75) wrote in academgorodock,
Михаил Самуилович Качан
mikat75
academgorodock

Categories:

Академгородок 1966. Пост 41. Вера Августовна Лотар-Шевченко и Мария Вениаминовна Юдина

Начало главы см.: Посты 1 - 10, 11 - 20, 21 - 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40.
Начало книги см. главы: Академгородок, 1959 (Посты 1 - 20), 1960 (Посты 1 - 12), 1961 (Посты 1 - 29),
1962 (Посты 1 - 19), 1963 (Посты 1 - 29), 1964 (Посты 1 - 42), 1965 (Посты 1 - 62).



Мария Юдина

Юдина Мария ВениаминовнаМария Вениаминовна Юдина родилась в городе Невель, Псковской губернии, в еврейской семье. С детства отличалась страстным, неукротимым темпераментом, а её интересы были чрезвычайно широки и никогда не ограничивались музыкой.

Первые уроки игры на фортепиано получила в возрасте шести лет от Фриды Тейтельбаум-Левинзон, в 1912 поступила в Петербургскую консерваторию, где училась в классах фортепиано Анны Есиповой, затем Феликса Блюменфельда, Анатолия Дроздова, Леонида Николаева, а также изучала широкий круг других дисциплин.

Блестяще окончив консерваторию в 1921, Мария была принята в штат консерватории и начала активную концертную деятельность, впервые выступив с оркестром Петроградской филармонии под управлением Эмиля Купера. Первое сольное выступление Юдиной в Москве состоялось в 1929 году.

В 1930 Юдину увольняют из Ленинградской консерватории после газетных публикаций в рамках борьбы с религиозными взглядами преподавателей. Два года спустя ей удаётся получить место профессора в консерватории Тбилиси, а с 1936 — (при содействии Генриха Нейгауза) в Московской консерватории, где она работала до 1951. В 19441960 Юдина также преподавала в Институте имени Гнесиных.

Юдина относилась к числу любимых пианистов Иосифа Сталина. Существует такая версия. Однажды ночью, когда Сталин неожиданно услышал по радио трансляцию фортепианного концерта №23 Моцарта, у него на глазах появились слезы, и он немедленно потребовал сделать оттиск, чтобы всегда иметь при себе пластинку. Когда Юдина приехала домой после концерта, то надолго уснуть ей не удалось: ее разбудили офицеры, увезли в студию звукозаписи, где ее уже поджидал наскоро собранный небольшой оркестр, - и так была сделана запись прямо в середине ночи, а единственная копия была оттиснута с матрицы и затем представлена Сталину (матрица выжила, и запись доступна на компакт-диске).

Несмотря на признание со стороны вождя, пианистка оставалась бескомпромиссным критиком сталинского режима. А когда ей выдали Сталинскую премию, то она пожертвовала ее Православной Церкви на покрытие "бесконечных сталинских грехов". Один из москвичей так рассказывает о первом впечатлении от Марии Юдиной: «У меня есть два врага, — говорит Юдина, прибирая со стола после обеда, — крошки и советская власть».

В 1960 году Мария Юдина была уволена из Гнесинского института из-за своих православных убеждений и за симпатии к современной западной музыке. Она продолжала давать публичные концерты, но ей было отказано в записях. После того, как в Ленинграде она прочла со сцены стихи Бориса Пастернака в ответ на вызов на бис, Юдиной был запрещено концертирование на срок в пять лет.

В 1966 году, когда запрещение было снято, Мария Юдина прочла цикл лекций по романтизму в Московской Консерватории.

С начала 50-х годов Мария Юдина — прихожанка московского храма Николы в Кузнецах и духовная дочь его настоятеля, протоиерея Всеволода Шпиллера (который, кстати, тоже любил музыку — особенно оперы Верди).

Юдина прожила всю жизнь в бедности и лишениях: не имела собственного рояля, ходила много лет в одном платье, часто недоедала. Она была убеждена, что художник должен быть беден. Всегда помогала страждущим, вызволяла из ссылок репрессированных друзей. Последний концерт пианистки состоялся в 1969 году.

Вера Августовна Лотар-Шевченко (продолжение)

Вот такой человек и помог на первых порах Вере Лотар-Шевченко с устройством на работу в Ленинградскую филармонию и с организацией первых ее концертов в СССР. Вера Августовна всегда отзывалась о Марии Вениаминовне Юдиной только в превосходной степени. Только её трактовки музыкальных произведений нравились Вере Августовне. Больше ничьи. И, говорят, стили их исполнения были близки.

А потом пришла беда: в 1939 году арестовали Владимира Яковлевича, заподозрив его в шпионаже. Эта дата тоже не очень достоверна. Больше похоже на истину, что его арестовали в 1940 или даже в 1941 году. Она осталась с тремя детьми. Вера Августовна очень образно рассказывала, как она ходила по инстанциям, требуя освободить мужа. Трудно представить себе, как она изъяснялась на своем ломаном русском языке, практически не зная его.

– Я им говорила: «Вы дураки и идиоты. Неужели вы не понимаете, что он ни в чем не виноват. Что он честный человек и приехал помогать Советской стране строить социализм. А муж ее в это время находился в Троицкой колонии Оренбургской обл., которая была больницей для умалишенных. Вера Августовна его больше никогда не видела. Он вскоре был застрелен во время попытки к побегу, но никто ее об этом не информировал.

Кому-то из чинов НКВД ее настойчивость надоела, и ее тоже арестовали, как жену врага народа. Возможно, это было уже в 1942 году, эта дата кажется мне наиболее достоверной. Детей отдали в детдом, и уже после освобождения Вера Августовна узнала, что девочка и один из сыновей погибли в блокаду, то ли при бомбежке, то ли от голода. Другой сын выжил и воевал. Но разыскала она его не сразу и совершенно случайно.

Продолжение следует

Tags: Академгородок. 1966, Лотар-Шевченко
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments