Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Был молод я

Как я попал в Академгородок. Часть 19.

Продолжение. Начало см. 1,  2,  3,  4,  5,  6,  7,  8,  9,  10, 11,  12,  13,  1415,  16,  17,  18.


СО АН заводит производственные и хозяйственные службы

 

В трех домах по Обводной улице уже жили жильцы, а через дорогу от первого дома на окраине соснового леска стояла небольшая котельная, которая отапливала эти дома, и там круглосуточно работал ее небольшой персонал. Эти рабочие были уже не в штате строителей, а в штате СО АН. К этому времени были созданы две службы – приоводственно-техническая и эксплуатационная. Все, кто обслуживал электрические и тепловые сети, подстанции, водопроводные и канализационные сети, а также работники котельной были в первой службе, а электрики, сантехники и дворники, те, кто обслуживал непосредственно дома – во второй.

Единственный телефон в жилой зоне был в котельной, по которому нам разрешали иногда звонить.

Воду нам подавали из артезианских скважин, которые пробурили недалеко от пляжа. Вода из скважин была железистая и имела буро-коричневый цвет. В течение пары минут на дне стакана, чашки, любого сосуда появлялся бурый осадок нерастворимых солей железа. На чайнике мгновенно появлялся толстый слой накипи.

Дворник на все дома пока был только один. Мужчина средних лет слегка согбенный ходил от квартиры к квартире с большой связкой ключей, помогая новым жильцам подбирать ключи к замкам дверей их квартир.  С метлой я его никогда не видел. Да и нечего пока было подметать, – рядом шла стройка: достраивали дома №3 и №2.  Повсюду была грязь.

Строящаяся рядом с нашим домом школа была обнесена забором, состоявшим из сетчатых секций в металлических рамах. Единственный проход (и проезд) к школе был со стороны, противоположной нашему дому, – так, видимо, было запланировано. Но там еще даже дороги не было. Все ходили, включая студентов и строителей, через сломанную валявшуюся на земле секцию. Ее иногда чинили и закрывали проем, но через пару дней она снова валялась рядом, открывая проход к школе.

Перед школой, ближе к Академической улице, были заложены, но почти не строились детский садик и ясли. Мы с Любочкой грустно посматривали на них. Нам крайне нужно было отдать Иринку в ясли, иначе Любочка не могла пойти на работу.

Collapse )

Окончание следует


Был молод я

Как я попал в Академгородок. Часть 17.

Продолжение.  Начало см. 1,  2,  3,  4,  5,  6,  7,  8,  9,  10,11,  12,  13,  1415,  16.

наши соседи по коммунальной квартире

 

Нам попались очень хорошие соседи, и мы жили с ними душа в душу. Я не помню ни одной размолвки между нами. Им было труднее, чем нам, втроем в малюсенькой комнате. Гена Киселев работал у Богдана Войцеховского и трудился каждый день допоздна. У Богдана работали и по воскресеньям и, я думаю, без компенсации за переработку и за работу в выходной день. Алла все делала тихо, очень спокойно. И ребеночек у них был такой же спокойный, не помню плача или капризов.

Как-то приехал брат Аллы. Он увлекался фотографией, и Иринка была его моделью.

Вот такой была наша дочка в то время.

Мы расстались с Киселевыми через два года, когда мне выделили отдельную квартиру, но сохранили добрые отношения. Гена так и продолжал работать у Богдана, и я нередко встречал его, пока работал в институте гидродинамики. Мы всегда с большим удовольствием здоровались, по-дружески обнимаясь.

А когда много лет спустя Алла умерла от рака, ее родные попросили меня организовать ее похороны. Никогда раньше я этого не делал, но уже, к сожалению, пришлось хоронить некоторых своих друзей и знакомых, так что минимальный опыт у меня был. Отказаться было неудобно, и я согласился, все организовал, и мы проводили ее туда, откуда уже не возвращаются.

Collapse )


Был молод я

Как я попал в Академгородок. Часть 16.

Продолжение. Начало см. 1,  2,  3,  4,  5,  6,  7,  8,  9,  10, 11,  12,  13,  1415.


студенты НГУ поехали на картошку

 

На углу Академической и Обводной улиц росли два четырехэтажных дома. Один по Академической, другой – по Обводной. Между ними был построен магазин-вставка. Должен сказать, что не я выдумал название этого магазина. И его долго, еще несколько лет так называли. Первые названия улиц и некоторых объектов пошли от проектировщиков, наверное, на их чертежах магазин именно так и был обозначен. Тогда это никого не волновало. Вставка, - так вставка.Обводная, так Обводная. Что она обводит? Участки леса? Или первые пять домов и 8 двухквартирных коттеджей? Я не знаю, но, конечно, автор был. И он вписал это и другие названия на план будущего Академгородка.

В конце сентября один из двух домов, а именно тот, который фасадом смотрел на Обводную улицу был готов. Кажется, это был дом № 7.

Я написал, «был готов», и подумал, что никогда ни один дом, ни один институт, вообще, ни один строительный объект не сдавался в эксплуатацию полностью готовым. Хронически не было тротуаров. Постоянно заново рыли траншеи, чтобы либо заменить какую-нибудь трубу или заново проложить забытый кабель. Никогда к моменту сдачи не проводилось озеление участка. А сколько так называекмых недоделок внутри. Дома принимала Государственная комиссия. В нее обязательно входил представитель отдела Архитектуры города. Он назывался представителем горархстройконтроля. Принимали каждый дом службы СО АН, но тогда они только еще начинали формироваться.

Внутри дома было огромное количество недоделок. Их все аккуратно записали в Акт устранения недоделок и, как водится, отрапортавали о сдаче.

В дом, помимо, общежития, должна была въехать новая поликлиника, принадлежащая СО АН, для руководства будущими медицинскими службами был создан Медико-санитарный отдел СО АН.

И уже в конце сентября 1959 года готовится к открытию на первом этаже первая маленькая поликлиника и первый стационар на 15 коек. Часть помещений отдавалась новой хозяйственной службе – Управлению эксплуатации. Кроме того, было создано Управление делами, а во главе всех служб стоял Заместитель Председателя СО АН. Все эти помещения еще не были готовы. Только 4-й этаж, будущее студенческое общежитие можно было с грехом пополам заселять. Не была готова и школа в Микрорайоне А. Ее должны были сдать к 1 сентября. Так в нашей стране всегда устанавливали сроки сдачи школ. Увы, там, как говорят, еще конь не валялся.
          Меня тогда интересовало все, и я прошел по всем этажам, как дома по Обводной, так и школы. Честно говоря, я не представлял себе, что их можно будет сдать даже к 1 октября, но срок начала занятий установили именно такой – 1 октября. Строители взяли на себя обязательство сдать эти два здания в эксплуатацию к этому сроку, а студентов отправили на сентябрь на уборку урожая. Но вот и картошка убрана, а въезжать в общежитие еще нельзя. Уже наступили холода, а студенты все еще жили в палатках в долине Зырянки. Их там навещали ученые, вели с ними задушевные беседы, но теплее от этого не становилось. Наконец, переехали в общежитие. Вроде бы и школа уже готова, но ведь школу надо было еще и оборудовать под лаборатории, хоть их было и немного, основные были в Институтах, и лекционные помещения. Проектом это не было предусмотрено, – ведь здание проектировалось под обычную школу.

 

 Наконец-то школа сдана.

Можно начинать учебу.
Вход в здание школы со стороны Детского проезда,
которого тогда еще не было

 

Молодому проректору по хозяйственной работе Владимиру Михайловичу Кудинову пришлось проявить чудеса изворотливости, чтобы завезти и установить оборудование к началу занятий. Конечно ему помогали все, кто курировал ту или иную лабораторию от институтов, а впоследствии вел там занятия. И демонстрационные кабинеты готовили тоже сотрудники институтов. Так, например, демонстрационный кабинет по физике подготовил Владилен Минин, чем он впоследствии очень гордился и всегда упоминал, как об очень высоком своем достижении.

 

Collapse )

закаты



Окна наших комнат выходили к лесу. Вечерами мы сидели на балконе и любовались закатами. С нашего третьего этажа мы видели темнозеленый лес. Прямо под нами была Обводная ул., на которой закладывались фундаменты восьми двухквартирных коттеджей. За ними левее были невысокие насаждения молодой сосны, а потом после просеки с дорогой, вдоль которой были заложены и строились здания нститута геологии и геофизики и института математики, тянулся снова лес, без всяких разрывов, насколько глаз мог видеть. И вот над этим темнозеленом фоном каждый вечер алел закат, более красный или ослепительно желтый с оранжевым оттенком. Облака стояли, как нарисованные... Невольно искал в их очертаниях диковинных животных или воздушные замки... Да, один закат был лучше другого... И мы старались не пропускать ни одного. И помним их по сию пору. Какие мы были тогда счастливые!
          Мы с Любочкой и сейчас радуемся жизни, видим красоту леса, поляны, дерева, цветочка, все подмечаем и на все любуемся. Но ту красоту помним по сию пору. Это было наше первое жилье. Наш дом, который мы обживали. Наша совместная жизнь засветилась новыми яркими красками, новым счастьем. От закатов исходили эти волны необыкновенного счастья, граничившего с блаженством. Там вдали в огне заката таилось будущее, и мы жили его ожиданием. Это будущее должно было стать еще более прекрасным, чем день сегодняшний. А жизнь-то вся была еще впереди!


Последние два фото взяты с сайта Тимыча.
Они были сделаны значительно позже, ведь в ту пору, о которой я рассказываю,
цветной фотографии еще не было.
Много чего нет в Академгородке из того, что было. Но, слава богу,закаты сохранились.
Ими можно любоваться, и их можно фотографировать.

Продолжение следует


 
 
 
Был молод я

Как я попал в Академгородок. Часть 15.

Продолжение. Начало см. 1,  2,  3,  4,  5,  6,  7,  8,  9,  10, 11,  12,  13,  14.  


выборы в местком института

 В начале сентября в институте прошли выборы сначала профоргов лабораторий и отделов, а потом и профсоюзного комитета. На мое удивление меня избрали членом профкома и поручили руководить сразу тремя комиссиями – детской, жилищной и общественного контроля за магазинами. Это были в то время самые животрепещущие вопросы. Ни садика, ни яселек для детишек не было и даже не намечалось. Жилье строилось медленно. Заложено было много домов, но все видели, какими темпами они строились. Ну а магазин-вставка на углу Морского проспекта только что был сдан, но покупать там было почти нечего. Наверное, я был чересчур активен, так как я выступал на этом собрании и говорил о том, что наболело.

Мы с Любочкой намучались за последнее время бог знает как. Особенно Любочка. Но я говорил не о себе, а приводил в пример другие семьи молодых сотрудников, имевших детей. Их тогда уже было немало. И работу строителей критиковал. Правда, они уже сменились, но новые, видно, еще не раскачались.

На нашем собрании присутствовали Председатель Объединенного комитета профсоюза СО АН Николай Иванович Мосиенко и его освобожденный заместитель Александр Иванович Щербаков (освобожденный – значит, на полной ставке, не совмещающий работу в институте с работой в профкоме). Приехал даже председатель Обкома профсоюзов работников Высшей школы и научных учреждений Купчинский. На заседании присутствовал и Георгий Сергеевич Мигиренко, недавно избранный секретарем партбюро института. Когда после собрания мы на заседании избрали председателем нашего профкома Рем Ивановича Солоухина, потом его заместителем меня  и распределили все комиссии, Александр Иванович сказал всем нам, что наши комиссии они рассматривают не как комиссии института гидродинамики, а как комиссии Академгородка. В нашем институте размещены пять других институтов, и мы должны помочь всем. Щербаков пригласил меня в ОКП, который находился в здании Западно-Сибирского филиала АН на ул. Мичурина д.23 поговорить.

Потом я узнал присказку, что «инициатива наказуема». Поактивничал, – тебе и карты в руки. Добивайся сам, чтобы то, что ты критикуешь, было исправлено. Но мне эта присказка никогда не нравилась. Я за все брался с огромным удовольствием. С радостью, если хотите. И никогда не увиливал ни от какой работы, если от нее была польза. Всегда включал голову и думал, как ее выполнить лучше.

Так в сентябре 1959 года началась моя профсоюзная деятельность в Академгородке, которая продолжалась семь с половиной лет. Не думал я тогда, что так надолго.

Выскажусь более выспренне: 14 сентября впервые советская ракета достигла луны, а я был запущен на орбиту профсоюзной деятельности. Денег это не принесло, а хлопот сразу прибавилось.

утонул Саша Коваль

 Во второй половине сентября на Обском море штормило. Но Богдана Войцеховского это не останавливало, – испытания продолжались – чего-то там взрывали. В лодке было трое. Когда она перевернулась и люди оказались в холодной воде, двое поплыли к берегу. Но не доплыли. Одним из них был Саша Коваль, другим инженер Куприянов. Спасся, уцепившись за борт лодки, лаборант Васькович. Тела нашли через три дня. Сталина, вся заплаканная, ушедшая в себя, неотрывно смотрела на Сашу, а он был как живой, только неподвижный. Гроб стоял в конференц-зале. Выступил Рем Солоухин, как председатель профкома. Потом кто-то из ребят.

Я стоял и думал, как это несправедливо умереть так глупо такому молодому и талантливому человеку, такому доброжелательному и очень-очень доброму. Потом были похороны. Все, кто хотел поехать на кладбище, поместились в один пазик. Сидели по стенкам, а в середине стоял гроб. Моросил дождь. Мы выехали на Бердское шоссе и поехали в сторону города. Сразу за деревней Ельцовка свернули налево в сосновый лес.Ехали недолго.  На пригорке прямо в сосновом лесу было кладбище. Могила была уже выкопана. Опять кто-то что-то сказал, но коротко, потому что все стояли под дождем. Мне хотелось утешить Сталину, но слов я не находил. Я подошел к ней и слегка приобнял. Она благодарно прижалась щекой к моему плечу.

Я хоронил первый раз в жизни, и мне было не по себе. Никогда раньше я не встречался так близко смертью.

– Мы уехали, а Саша остался здесь. Насовсем. И ни Сталина, ни маленький Макс его никогда больше не увидят. И я лишился друга. И бросил лопату земли на гроб в могилу. Гроб, могила, похороны, – слова-то какие нехорошие.

Я много раз видел потом Максима. Сталина вырастила его. Но их жизнь хоть и шла параллельно, но мимо моей.

Collapse )

Продолжение следует


бродяга

ГЛАВЫ ИСТОРИИ СИБАКАДЕМСТРОЯ

(Нвчало см. http://community.livejournal.com/academgorodock/3450.html ,
http://community.livejournal.com/academgorodock/3805.html#cutid1 ,
http://community.livejournal.com/academgorodock/4027.html ,
http://community.livejournal.com/academgorodock/4488.html ,
http://community.livejournal.com/academgorodock/4919.html ,
http://community.livejournal.com/academgorodock/5142.html ,
http://community.livejournal.com/academgorodock/5455.html
http://community.livejournal.com/academgorodock/5977.html )


От печника до члена коллегии Министерства

Но сначала - о первом «командующем» строительством Академгородка – человеке сугубо штатском, Петре Ивановиче Масленникове, без сомнения заслужившем и нашу память, и признательность.

Масленников Пётр Иванович (1913-1980) родился в Красноярске, в семье служащего. Ещё в ранней юности за ним числилось уже немало построенных его руками «объектов» - он начал свой трудовой путь… печником. Последовательно закончил ФЗУ, строительный техникум, а затем и строительный вуз в Новосибирске – НИСИ (1942) г. Свои строительные университеты проходил в Красноярске, потом в Новосибирске, где в 1954 г. возглавил трест «Востоктрансспецстрой».
Работу свою любил и о другой не помышлял. На строительство Академгородка его «сосватал» Егор Кузьмич Лигачёв ( в те годы его звали Юрием Кузьмичём), тогда первый секретарь Советского райкома партии. Юрий Кузьмич и Пётр Иванович были соседями по даче, здесь-то и состоялись уговоры.

«Отцу очень не хотелось уходить с прежней работы, к которой он основательно прикипел душой, - рассказывает дочь Петра Ивановича Елена Петровна Масленникова, - Но Юрий Кузьмич настаивал, уговаривал – и в конце концов отец согласился.».

Назначение оказалось достаточно хлопотным. Нужно было осуществлять «привязку» как проекта в целом, так и его составляющих к выбранным местам, срочно создавать – практически с нуля – собственную производственную базу, строить жильё– тоже с нуля - для строителей, число которых стремительно росло. Решение всех навалившихся проблем приходилось начинать с нулевой отметки. И прежде всего – проблему кадров.

Collapse )