Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

best
  • mikat75

Спор о Кандинском из коллекции жены Эль Лисицкого урегулирован

Оригинал взят у philologist в Спор о Кандинском из коллекции жены Эль Лисицкого урегулирован
Владельцы картины Василия Кандинского "Два черных пятна" (1923) урегулировали спор с наследниками Софии Лисицкой-Кюпперс, которой до войны принадлежала работа. Как сообщает Bloomberg, полотно будет продано на торгах Christie’s 7 ноября, а выручку от продажи поделят между собой бывшие и нынешние владельцы.

2

Акварель Кандинского была в числе 16 произведений, которые историк искусства София Лисицкая-Куперс, уехавшая в 1927 году за своим мужем художником Эль Лисицким в СССР, оставила на хранение Provinzialmuseum в Ганновере. Однако в 1937 работы были конфискованы нацистами, причислявшими Кандинского вместе с Марком Шагалом, Паулем Клее, Максом Эрнстом и другими к "дегенеративным художникам".

Акварель Кандинского оценивается в 1,8-2,4 миллиона долларов. Она выставлялась на торги Кельнского аукционного дома Kunsthaus Lempertz еще в декабре 2011 года, когда стороны не пришли к соглашению, однако тогда картину продать не удалось. В прошлом декабре ее эстимейт составлял около 1,3 миллиона долларов.

Collapse )

Был молод я
  • mikat75

Академгородок, 1966. Пост 21. Картинная галерея. Выставка Эль Лисицкого (9)

Продолжение книги "Мой Академгородок" и главы Академгородок, 1966.
Начало главы см.: Посты 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 1920.
Начало книги см. главы: Академгородок, 1959 (Посты 1 - 20),
1960 (Посты
1 - 12), 1961 (Посты 1 - 29), 1962 (Посты 1 - 19),
1963 (Посты
1 - 29), 1964 (Посты 1 - 42), 1965 (Посты 1 - 62).
                                                     Персональные выставки Эль Лисицкого
 
          На Западе об Эль Лисицком никогда не забывали. Его первые персональные выставки состоялись еще в 1922 году в Ганновере, в 1924-м — в Берлине и в 1925-м — в Дрездене.
          К берлинской выставке был издан прекрасный каталог, оформленный самим художником.
          В годы фашизма Эль Лисицкий был для нацистов одним из представителей “дегенеративного искусства”. После войны его творчество вновь стало востребованным. В 1958 году в Кельне вышла в свет книга Хорста Рихтера, названная знаменательно: «Эль Лисицкий. Победа над солнцем». Персональные выставки художника состоялись в 1965 году в Базеле и в Ганновере, в 1966 году — в Лондоне.
          В 1967 году в Дрездене был издан подготовленный Софи Лисицкой-Кюпперс альбом «Эль Лисицкий. Художник, архитектор, типограф, фотограф», в котором были в цвете репродуцированы основные работы художника. Среди них и книга «Для голоса», правда, в сильно уменьшенном размере. В 1977 году в Дрездене же был опубликован сборник избранных сочинений Л.М.Лисицкого15, однако статьи, связанные с искусством книги, в него почему-то не вошли.
          Работы о Лисицком издаются за рубежом и сегодня, и, возможно, последняя из них появилась в Ганновере в 1999 году (Е.Л.Немировский. Художник книги Эль Лисицкий. На сайте «КомпьюАрт»: http://www.compuart.ru/article.aspx?id=9290&iid=393).
Собственной персональной выставки Лазарь Маркович Лисицкий в России при жизни не дождался — она была проведена лишь в 1960 году в Музее Маяковского. Ее подготовили коллекционер Николай Иванович Харджиев и книговед д.и.н. Ефим Абрамович Динерштейн. Но на этой выставке «с наибольшей полнотой устроителям  <…> удалось собрать произведения Лисицкого-полиграфиста», хотя он, как они сами пишут, был “живописцем, архитектором, полиграфистом, фотописцем и оформителем выставок”.
          Следующая персональная выставка была проведена уже у нас, в Доме ученых СО АН в 1967 году. Эту выставку, как и другие в те годы, организовал Михаил Янович Макаренко, директор картинной галереи Дома ученых. Сегодня можно гордиться тем, что творчество Эль Лисицкого удалось широко представить на его персональной выставке.
          Далее выставки состоялись только в 1990-1991 годах и были приурочены к 100-летию со дня рождения художника.
 
                                                                                     Фильм жизни
 
          Несколько лет назад вышла в свет уникальная семитомная эпопея «Эль Лисицкий. Фильм жизни. 1890–1941» Ее создали искусствовед Александр Канцедикас и его жена архитектор Зоя Яргина.
 
Фото Александра Канцедикаса                 Фото Зои Яргиной
 
          «Это роскошное дизайнерское издание – семь томов в одном, сделанном вручную футляре, весом 6 кг, тиражом 970 экземпляров и ценой $1 тыс.– первая монография о всемирно известном русском авангардисте на русском языке. Пять томов скрупулезной творческой биографии, каждый – с альбомной частью, где, по словам авторов, опубликовано 90% всего сделанного Лисицким, причем 15-20% от этого числа опубликовано впервые. Плюс том с аналитическими таблицами – это такой "искусствоведческий комикс", по которому можно проследить, как развивались в искусстве Лисицкого отдельные темы и мотивы. Плюс том, в котором собрано все, что написал сам Лисицкий» собраны все его «теоретические и искусствоведческие работы Лисицкого (за исключением отдельно изданных книг) – статьи, доклады, стенограммы выступлений. Многие из них ранее не были доступны русскоязычному читателю, некоторые – вообще публикуются впервые». – рассказывает .в одном из интервью Александр Канцедикас. 

Обложка издания 


Фото издания

 
          В Новосибирске Фильм жизни представлял внук Эль Лисицкого Сергей Лисицкий
 
Сергей Лисицкий – внук художника
 

                                                                            Могила Эль Лисицкого
 
          В Живом журнале было опубликовано обращение новосибирского архитектора А.Ю. Ложкина к москвичам с просьбой организовать уход за могилой Эль Лисицкого. http://community.livejournal.com/ru_sovarch/210711.html

 
Могила Эль Лисицкого
 
          Удивительно, но практически никто, даже из специалистов, не знает, где могила Эль Лисицкого. А он похоронен в Москве, на Донском кладбище (где крематорий)
          Эль Лисицкий похоронен в семейной могиле, где кроме него упокоились также его отец, Марк Соломонович, брат Рувим и жена брата Лёля.
          Первоначально, после смерти [30 декабря. МК] 1941 г. и кремирования прах Эль Лисицкого хранился в стене колумбария. После смерти отца в 1948 году Рувим [родной брат Эль Лисицкого] перезахоронил прах в его могилу, позже там же была похоронена жена Рувима, а в 1980 г. и сам Рувим.
          Могила в 2005 году была в запущенном состоянии. Так она выглядела летом 2005 года.
 
Могила в 2005 году 
          В те годы в Москве не осталось родственников Эль Лисицкого. Сын Йен (уже весьма пожилой) живет в Испании, а внук Сергей жил в Новосибирске.  Но сейчас Сергей живет в Москве. Появится ли в Москве обелиск, достойный выдающегося человека?
          А тогда в 2005 году А.Ю.Ложкин написал: "Я разговаривал с Евгением Ассом и Владом Кирпичевым, и они обещали, что будут водить своих студентов туда на субботник. Выполнено сие обещание иль нет, – не знаю".
 
Могила Эль Лисицкого

 
          А.Ю.Ложкин: "Найти ее нетрудно, она находится в первом ряду вдоль широкой аллеи, которая уходит вправо от церкви, я сам без труда нашел ее по такой же схеме, которую нарисовал мне Сергей".
 
План кладбища

 
                                      Эль Лисицкий – великий российский художник и дизайнер ХХ века
 
          В прошлом веке об Эль Лисицком в Советском союзе, а потом в России писали мало. Он не был запрещен, но фактически был полузабыт. Но, вероятно, не в этом дело. Я уже сталкивался с тем, что художники, уходившие своими корнями в российскую почву, становились художниками других стран. Марк Шагал и сейчас считается великим французским художником.
          Вот и Эль Лисицкому была уготована слава великого немецкого художника. Ведь художник El Lissitzky очень хорошо известен на Западе. Его проуны экспонируются в лучших музеях современного искусства: в Гуггенхайме, Людвиге, галерее Тейт, нью-йоркском музее современного искусства MoMA. Про Эль Лисицкого написано множество серьезных исследований, особенно много – в Германии. Немцы считают Лисицкого почти своим, поскольку он в Германии и учился, и подолгу жил и работал. «Его имя ставят рядом с именами Ман Рея, Мохой-Надя, Курта Швиттерса, Пита Мондриана и Миса ван дер Роэ».
          Фундаментальное исследование о творчестве Эль Лисицкого было написано на немецком языке его вдовой искусствоведом Софией Лисицкой-Кюпперс еще в 1961 году. С тех пор это книга выдержала 14 переизданий. Она переведена на все основные европейские языки. Но на русский язык книг переведена не была. По-моему, и сегодня такого перевода нет.
          На русском языке издано несколько книг, которые охватывают отдельные аспекты творчества (как например, подробнейшая книга М. Тупицына «Эль Лисицкий – фотограф»). Изданы также аннотированные каталоги выставок или собраний его работ. Но до появления «Фильма жизни» детального и глубокого исследования удивительно разностороннего творчества художника на русском языке не было. Как замечательно, что теперь оно появилось. Разумеется, оно недоступно широкому кругу почитателей творчества Эль Лисицкого, – не каждый может позволить себе потратиться на уникальное издание. Важен сам факт: на русском языке появилось полное исследование о мастере. И теперь Эль Лисицкий останется российским художником, архитектором, дизайнером.

Автопортрет Эль Лисицкого

Окончание очерка о выставке Эль Лисицкого в новосибирском Академгородке в 1967 году
Продолжение воспоминаний следует

Был молод я
  • mikat75

Академгородок, 1966. Пост 20. Картинная галерея. Выставка Эль Лисицкого (8)

Продолжение книги "Мой Академгородок" и главы Академгородок, 1966.
Начало главы см.: Посты 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 1819.
Начало книги см. главы: Академгородок, 1959 (Посты 1 - 20),
1960 (Посты
1 - 12), 1961 (Посты 1 - 29), 1962 (Посты 1 - 19),
1963 (Посты
1 - 29), 1964 (Посты 1 - 42), 1965 (Посты 1 - 62).

                                                                  Борьба за наследство

          Вдова София Лисицкая-Кюпперс с двумя сыновьями Куртом и Гансом унаследовала не только все работы и архив Эль Лисицкого, но и картины, собранные ее первым мужем искусствоведом Кюпперсом.

          В начале тридцатых Лисицкий и его жена окончательно поселились в СССР, и больше за границу не выезжали, а 13 принадлежавших им картин (коллекция Кюпперса) остались на временном хранении в ганноверском музее. Они украшали стены так называемого "Кабинета абстракции" - первого в мире музея абстракционизма.

          После Второй мировой войны одна из конфискованных нацистами картин оказалась в коллекции музея Людвига в Кельне – картина польского художника абстракциониста Людвига Маркуса (Луи Маркуси) "Виноградная кисть". Недавно выяснилось, что это произведение первоначально принадлежало жене Эль Лисицкого Софии Лисицкой-Кюпперс. И дирекция музея Людвига решила вернуть картину в собственность её истинному владельцу, сыну художника Йену (Борису) Лисицкому. [По другим сведениям был суд, который обязал музей Людвига вернуть картину наследникам Эль Лисицкого. МК.]. В ответ на это он подарил музею работу своего отца эскиз советского павильона на Кельнской выставке прессы, созданный в конце двадцатых годов.
          Передача картины Луи Маркусси наследникам Эль Лисицкого и эскиза Эль Лисицкого музею Людвига была обставлено весьма торжественно. Йен (Борис) Лисицкий, сын художника не мог присутствовать по болезни, и в церемонии принимала участие его дочь София, внучка Эль Лисицкого и его жены Софии, которая прочла его письмо.

          Вначале, когда Йен объявил о своих притязаниях на утерянные произведения искусства, никто на него вообще не обращал внимания. Поначалу все отказались даже слушать человека, приехавшего из Сибири. Помог сыну художника найти три произведения, принадлежавшие ранее семье Лисицких, немецкий юрист и детектив Клименс Туссен [Юрист Тюссен, разыскивал картины и подавал иски в суд отнюдь не бескорыстно. Он обуславливал, что в случае положительного результата, он получает за свой труд 50% от текущей рыночной стоимости произведения искусства. МК.].. Кроме работы Луи Маркусси, это картина Пауля Клее, находящаяся сейчас в музее Ленбах Хаус в Мюнхене, и картина Василия Кандинского из музея в Базеле. Лисицкий подал в суд на мюнхенский музей, но проиграл первый процесс, поскольку истек срок давности по делу. После этого был принят закон о реституции имущества евреев, к которому Германия присоединилась. Я думаю, это дело еще будет продолжаться.
          Вот история, взятая мною в интернете:
          Недавно власти города Мюнхен отказались отдавать картину Пауля Клее (Paul Klee) наследникам ее довоенной владелицы — супруги русского художника Эль Лисицкого.
Историк искусства Софи Кюпперс (Sophie Lissitzky-Küppers) получила полотно Клее «Легенда болот» в наследство от своего мужа Пауля Эриха Кюпперса (Paul Erich Küppers), умершего в 1922 году. Четыре года спустя она одолжила картину (вместе с 15 другими работами) ганноверскому Provinzialmuseum. Через некоторое время Софи вышла замуж за Лисицкого и переехала в Москву. А принадлежавшая ей «Легенда болот» так и осталась в музее.

Картина Клее «Легенда болот»

          В 1937 году нацистский министр пропаганды Йозеф Геббельс (Joseph Goebbels) приказал конфисковать у музеев и частных лиц произведения художников-модернистов, которые потом появились на печально известной выставке «Дегенеративное искусство» (Entartete “Kunst”). Там замечательную картину Клее снабдили ярлыком «творение сумасшедшего». Ее всячески обижали, но, к счастью, не уничтожили; в 1941 году работу купил дилер Вольфганг Гурлитт (Wolfgang Gurlitt). В 1962 году «Легенда болот» появилась на торгах Lempertz, где ее приобрел коллекционер Эрнст Байелер (Ernst Beyeler), будущий глава Фонда супругов Байелер в Базеле. С 1973-го по 1982 год работа была выставлена на продажу в галерее Rosengart в Люцерне. Там ее купили власти Мюнхена совместно с фондом Габриэль Мюнтер и Йоханнеса Айхнера (Gabriele Münter und Johannes Eichner Stiftung). С тех пор картина экспонируется в мюнхенском музее Ленбаххауз.
          В 1993 году сын Лисицкого и Софи Йен (Jen Lissitzky) уже пытался отвоевать картину Клее, но власти Мюнхена отказались ее отдавать «за истечением сроков давности». В этом году они привели другой аргумент: как сказал Штефан Хауф (Stefan Hauf), представитель мэра Мюнхена Христиана Уде (Christian Ude), город не может возвращать наследникам произведения, которые были отобраны нацистами у музеев, а не у частных лиц. Он также сослался на закон, запрещающий властям отдавать чужую собственность.
          Христоф фон Берг (Сhristoph von Berg), адвокат наследников Софи Кюпперс, говорит, что они продолжат бороться, подключив нью-йоркскую Службу рассмотрения претензий жертв Холокоста и гражданский суд США. Они постараются доказать, что реституция полотна Клее не противоречит Вашингтонским положениям о конфискованных нацистами произведениях искусства, которые Германия, наряду с 43 другими государствами и организациями, подписала в 1998 году.
Наследники Софии Кюпперс воюют с музеями за право обладания работами из собрания уже не в первый раз. В 2000 году Йен Лисицкий отсудил у кёльнского музея Людвига кубистическую гуашь Луи Маркусси (Louis Marcoussis), а в 2001-м забрал акварель Клее «Безлюдная площадь в экзотическом городе» у музея Киёмидзу Саннэндзака в Киото. В том же году Лисицкий подал в суд на Фонд супругов Байелер, где экспонировалось еще одно произведение из тех, что были одолжены ганноверскому музею, — «Импровизация № 10» Василия Кандинского. Сторонам удалось договориться полюбовно, и Лисицкий разрешил Эрнсту Байелеру выставлять картину в своем Фонде.
          Согласно книге Мелиссы Мюллер (Melissa Müller) и Моники Татцков (Monica Tatzkow) «Потерянные картины, потерянные жизни», полотно Клее «Легенда болот» застраховано на 4 миллиона евро (5,13 миллиона долларов).

                                                                        Борис (Йен) Лазаревич Лисицкий

          Сын художника Борис (Йен) жил с матерью Софией Лисицкой-Кюпперс в Новосибирске. Он родился в Москве в 1930 году, был сослан с матерью в Новосибирск, стал кинооператором, работал на местной студии кинохроники. В 1966 году вместе с матерью и двумя архитекторами – Сергеем Баландиным и Владимиром Пивкиным – готовили к выставке своего отца материалы, оставшиеся в семье. Видимо, при передаче их в Третьяковскую галерею и в архив ЦГАЛИ в конце 50-х они сняли копии с них.
          Мне о подготовке материалов к выставке в Доме ученых в 1967 году Баландиным и Пивкиным при участии Бориса Лисицкого стало известно после поиска в интернете из статьи В.М.Пивкина о лекции С.Н.Баландина «Архитектурная теория Эль Лисицкого». Я обратился к новосибирскому архитектору Александру Юрьевичу Ложкину Он автор материалов в Живом Журнале о сохранении памяти об Эль Лисицкого (о захоронении его останков) и о сохранении дома «Огонька», построенного по проекту Эль Лисицкого в Москве на Самотеках, которое, видимо, подожгли, чтобы снести его и освободить место под будущее строительство. Оказалось, что он дружил с сыном Бориса Сергеем, который сейчас живет в Москве. А.Ю.Ложкин сообщил мне, что он окажется дома, в Новосибирске не ранее Нового года (2012), но помнит, что у него сохранилась афиша о выставке Эль Лисицкого в 1967 году в новосибирском Доме архитектора. Он знает, что она там не состоялась, но не помнит, почему. Ему все же кажется, что выставка в Доме ученых новосибирского Академгородка прошла вместо этой выставки.
          В.М. Пивкина и С.Н. Баландина, увы, уже нет, так что подробности можно выяснить только у родственников художника.
Я пишу эти строки, еще не связавшись с Сергеем Лисицким, чей скайп у меня есть. Так что, возможно, некоторые подробности, на которые я рассчитываю, мне удастся разузнать.
          Я узнал из интернета, что Борис (Йен) давно мечтал выехать заграницу, поменял новосибирское жилье на Москву, долгое время жил в отказе, о чем пишут его московские друзья в своих воспоминаниях. В самом конце 80-х ему удалось это сделать. Прочитал об его первых бесплодных попытках вернуть картины, принадлежавшие его родителям, и, наконец, об успехе, пусть частичном. Я об этом уже написал.
          Кстати, наследниками являются и потомки его молочного брата Курта (старшего сына Софии от первого брака), оставшегося в Германии (по другой версии – он уехал из Москвы в Германию в 1940 г.) и прошедшего лагерь смерти Заксенхаузен. «А в фашистском Дрездене Курт Кюпперс, получает к своему имени позорную приставку "красный" – как прибывший из Москвы сын немки, променявшей Великую Германию на Россию и пасынок еврея. Его арестовывает гестапо и отправляет в концлагерь Заксенхаузен». Он остался жив. У него есть сын Петер Кюпперс и дочь Анита Темплин (Александра Свиридова. Пустой след. Журнал «Слово/word», New York, 2011, №69. http://magazines.russ.ru/slovo/2011/69/sv38-pr.html). Она же далее утверждает, что «…осенью 1944 года по указу Сталина Софи, как немку, ссылают на Север – в Новосибирск (Новосибирск находится в Западной Сибири и никогда не считался Севером. МК). Чудо состоит в том, что немцев ссылали без конфискации имущества. Так Софи удается вывезти и сохранить архив Лисицкого – картины, фотографии, письма. Вдова поселяется в бараке на окраине города, моет полы, но вскоре ее берут в Дом культуры вести кружок вышивки… В конце пятидесятых – в хрущевскую оттепель – Софи удается даже выехать на Запад и повидаться с братом. В середине 60-тых случается второе чудо в ее жизни – Валентина Ароновна Мильман – литературный секретарь Ильи Эренбурга – находит в Германии выжившего в гитлеровских лагерях сына Софи – Курта Кюпперса. В книжном магазине "Дружба" видит она красивое издание "Истории искусств" Алпатова в переводе на немецкий, где дано имя переводчика: Курт Кюпперс…».
          И у другого молочного брата Бориса – Ганса есть дочь - Ольга. Когда началась война, Ганса зачислили в интернациональную бригаду, которая во время формирования использовалась на оборонных работах, в частности на разгрузке барж. Там и случилось непоправимое. Ганс напоролся на ржавый гвоздь, получил заражение крови и вскоре умер. Об этом написано Евгением Пискуном в книге «Николай Трошин» на с.19. на сайте http://fb2.booksgid.com/content/CE/evgeniy-piskun-nikolay-troshin/19.html). Трошин был помощником Эль Лисицкого в последние годы его жизни, помог организовать его похороны, а потом помог Софии в разборе архива мужа. Свиридова приводит другую версию его гибели – арест и лагерь: «…"как немца" – сына Софи Ганса уводят навсегда неизвестно куда… Открытка, извещающая о его смерти, приходит вскоре с Урала». Она также утверждает, что Ганса были жена Татьяна Колосова и дочь Ольга Кюпперс. Так что, наследником является не только Борис (Йен) и его потомки.
          Еще немного об оставшихся после Эль Лисицкого работах и его архиве. Как я уже дважды написал, вдова Эль Лисицкого Вера Христиановна Лисицкая-Кюпперс передала его архив в РГАЛи. Но есть и другие свидетельства. Большой архивный материал Эль Лисицкого находился в руках широко известного коллекционера Николая Ивановича Харджиева, который использовал его для организации персональной выставки Эль Лисицкого в Москве. Кроме того, он предлагал ряду издательств написать книгу об Эль Лисицком, но, к сожалению, встречал отказы. На каких условиях архив (или его часть) был передан (а может быть, только для временного использования) Харджиеву, неизвестно. Харджиев мог и купить часть архива, чтобы помочь семье Эль Лисицкого, оставшейся без средств к существованию в военное время. Но то, что архив у Харджиева был и немалый, не подлежит сомнению. Об этом свидетельствует, во-первых, сама возможность организации выставки Эль Лисицкого в 1960 году, а, во-вторых, статья Александра Шатских «Архив Харджиева в Москве», помещенная на сайте СТЕНГАЗЕТА (http://www.stengazeta.net/article.html?article=3879), выдержку из которой я здесь привожу:
          Архив Эль Лисицкого был получен Харджиевым, очевидно, от вдовы художника Софии Кюпперс-Лисицкой. Впечатляют материалы, относящиеся к самому раннему периоду творчества Лисицкого, - автобиография, ранние статьи, многочисленные официальные документы. Очень трогателен косноязычный перевод с немецкого на русский писем Лисицкого к жене, сделанный ею самой по просьбе Харджиева. В разлуке Лисицкий писал невесте, а потом жене чуть ли не ежедневно. Ценность этих посланий, относящихся ко второй половине 20-х и 30-м годам, очевидна. (Источник: Итоги, №19, 1998. Опубликовано в СТЕНГАЗЕТЕ 9 октября 2007 г.)

                                                                    Николай Иванович Харджиев

          Николай Иванович Харджиев – выдающийся коллекционер авангардного искусства. Он родился в 1903 году в Одессе, окончил Одесский университет и был дружен со многими художниками-авангардистами, поэтами и писателями.
          Харджиев всю свою жизнь собирал и берег русский авангард. Десятки лет, терпя голод и лишения, никогда ничего не продавая, он тайно хранил в своей московской квартире сотни рукописей с теоретическими статьями, частной перепиской, дневниковыми записями Малевича, Эль Лисицкого, Ольги Розановой, Крученых, Мандельштама, Хлебникова, Хармса и многих других представителей русского авангарда. В его коллекции также было более полутора тысяч живописных и графических работ, в том числе 172 работы Малевича и 122 работы Михаила Ларионова.
          В начале 90-х годов, когда разгул бандитизма в России достиг апогея, он почувствовал, что его коллекции, которую он с женой Лидией Чагой собирали всю жизнь, грозит опасность. При нелегальном вывозе своей коллекции в Амстердам часть архива была задержана шереметьевской таможней и попала в РГАЛИ. Сейчас этот архив закрыт до 2019 года коллекционером. Основная часть коллекции находится в Государственном музее современного искусства Стейделик в Амстердаме и управляется фондом Харджиева-Чаги, который коллекционер создал незадолго до смерти. Сейчас по инициативе голландской стороны ведутся переговоры с РГАЛИ о возвращении архива в Россию.
Продолжение следует

Был молод я
  • mikat75

Академгородок, 1966. Пост 18. Картинная галерея. Выставка Эль Лисицкого (6)

Продолжение книги "Мой Академгородок" и главы Академгородок, 1966.
Начало главы см.: Посты 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 1617.
Начало книги см. главы: Академгородок, 1959 (Посты 1 - 20),
1960 (Посты
1 - 12), 1961 (Посты 1 - 29), 1962 (Посты 1 - 19),
1963 (Посты
1 - 29), 1964 (Посты 1 - 42), 1965 (Посты 1 - 62).

                                                                                  Дизайн: фотоработы, плакаты
 
          Работая над советскими экспозициями для ряда европейских выставок, Эль Лисицкий вносит кардинальные новшества в искусство экспозиции. Он первым использует движущиеся объекты, кардинально меняет архитектонику выставочного пространства, конструирует меняющееся и передвигающееся освещение, создает фотоколлажи и фотообои, впервые использует смысловую нагрузку пространственного объема в надписях.

Уновис. Рекламный плакат. Витебск. 1919.


Один из первых плакатов Лисицкого.


          Лисицкий увлекался фотографией, в частности, изготовлением фотограмм и фотомонтажом. Одно из лучших его произведений такого рода – плакат для «Русской выставки» в Цюрихе (1929), где над обобщенными архитектурными конструкциями поднимается циклопическое изображение двух голов, слитое в единое целое.
 
Две головы
 
          В 1929 г. фотоработы Лисицкий выставлялись в советском павильоне на международной выставке «Film und Foto» в Штутгарте.
 
           «Мышление проунами» постоянно прорывается в активной работе над плакатами.
          Лисицкий выполнил несколько плакатов, посвященных гражданской войне. Один из самых известных его плакатов «Красным клином бей белых» выполнен в супрематическом стиле.
 
Плакат «Красным клином бей белых»
 
          Этот плакат, выполненный в простых геометрических формах и цветовой гамме модернистского искусства. несёт реальную информацию: он изображает революцию в России 1917 г. Белый круг представляет сторонников старого режима, а красный треугольник – атакующих, изменяющих сознание, большевиков. Картина была принята как стилизованный план сражения за коммунистическую победу.
          Один из проектов Эль Лисицкого произвел фурор в 1924 году на международной выставке в Вене: передвижная ораторская трибуна с фотографией Ленина, обращающегося к народу.
 
Передвижная трибуна с Лениным
 
          В начале Великой Отечественной войны смертельно больной (у него был туберкулез легких) Лисицкий создал ряд плакатов, посвященных борьбе с фашизмом. 
          За несколько дней до смерти многотысячным тиражом был отпечатан его плакат «Давайте побольше танков... Все для фронта! Все для победы!».
 
Плакат «Давайте побольше танков... Все для фронта! Все для победы!».
 
          30 декабря 1941-го на руках Софии Христиановны Лазарь Маркович Лисицкий скончался.   

          Эль Лисицкий – удивительно разносторонний художник, архитектор, график, фотограф, дизайнер – «один из создателей нового еврейского стиля, русский авангардист, советский патриот, и при этом – европейский художник-космополит»  (http://informprostranstvo.ru/N158_2011/master.html).

 
                                                                                    Литература об Эль Лисицком
 
          Несмотря на то, что Лисицкий стоит в одном ряду с Шагалом, Малевичем, Родченко, раньше в СССР о нем было написано совсем немного – несколько скромных брошюр да неприметных каталогов. И это в то время как о его коллегах и современниках – Татлине, Кандинском, Филонове и других – изданы целые тома. Правда, и о нем существует серьезная книга его вдовы Софии Лисицкой-Кюпперс, вышедшая на многих европейских языках, но только не на русском.
          И сегодня ситуация мало изменилась, несмотря на то, что, как говорят журналисты, «информационных поводов» было достаточно: в прошлом году исполнилось 120 лет со дня рождения художника, а в нынешнем – 70 лет его ухода из жизни.
          Вдова Эль Лисицкого, Софья Христиановна Лисицкая-Кюпперс передала в 1960 году (по другим данным передача была произведена в 1958 г.) практически все его работы Третьяковской галерее, а архив – в ЦГАЛИ (по некоторым данным архив был довольно долго у коллекционера Н.И. Харджиева; для меня этот вопрос окончательно не прояснен. МК).
 
                                                                                  Альбом об Эль Лисицком
 
          В 1967 году в Дрездене был издан подготовленный Софией Лисицкой-Кюпперс альбом «Эль Лисицкий. Художник, архитектор, типограф, фотограф», в котором были в цвете репродуцированы основные работы художника. Среди них и книга «Для голоса», правда, в сильно уменьшенном размере.
          Нам с Любочкой удалось купить этот альбом, и он у нас хранится до сих пор в Санкт-Петербурге.

Продолжение следует

Был молод я
  • mikat75

Академгородок, 1966. Пост 17. Картинная галерея. Выставка Эль Лисицкого (5)

Продолжение книги "Мой Академгородок" и главы Академгородок, 1966.
Начало главы см.: Посты 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 141516.
Начало книги см. главы: Академгородок, 1959 (Посты 1 - 20),
1960 (Посты
1 - 12), 1961 (Посты 1 - 29), 1962 (Посты 1 - 19),
1963 (Посты
1 - 29), 1964 (Посты 1 - 42), 1965 (Посты 1 - 62).

                                                                              Дизайн: книги, журналы
 
          В те времена еще не употреблялся термин «дизайн». Этот вид искусства еще только создавался. И Эль Лисицкий вместе со многими из своих коллег именно тогда коренным образом изменял вид типографики, выставочный дизайн, фотомонтаж, плакат, дизайн обложки книги и журнала. Большая часть современных художественных приемов – те, что появились в кино и кинетической типографике, – результат творчества Лисицкого.
          В 1960 году в Музее Маяковского была проведена первая персональная выставка Эль Лисицкого после его смерти. Ее подготовили коллекционер Николай Иванович Харджиев и книговед д.и.н. Ефим Абрамович Динерштейн. «На этой выставке были показаны все этапы творческой эволюции Лисицкого, все виды его универсальной художественной практики. Но с наибольшей полнотой устроителям <…> удалось собрать произведения Лисицкого-полиграфиста», хотя он, как они сами пишут, был «живописцем, архитектором, полиграфистом, фотописцем и оформителем выставок».
          При описании этой части творчества Эль Лисицкого я использовал статью Н.И. Харджиева из издания «Искусство книги. Выпуск третий. 1958 — 1960», размещенную на сайте Пустовита  http://www.pustovit.ru/?p=18.
          Шрифтовая обложка для брошюры Малевича «О новых системах в искусстве» стала первым опытом Лисицкого в области полиграфии, базирующимся на теории супрематизма.

Обложка для брошюры Малевича

          Совместно с Ильей Эренбургом в начале 1922 г. Лисицкий издает в Германии журнал «Вещь» на 3-х языках.

Журнал «Вещь»

  



        В том же 1922 г. Лисицкий издал детскую книгу «Супрематический сказ про 2 квадрата», которую создал еще во время своего преподавания в Витебске.

«Супрематический сказ про 2 квадрата»




         

          В Берлине Лисицкий оформил и издал книгу «Маяковский. Для голоса»

«Маяковский. Для голоса»



          Лисицкий оформил обложку книги Виктора Шкловского «Zoo. Письма не о любви».и участвовал в издании американского журнала «Брум» (Broom), вместе с Куртом Швиттерсом работал над № 8-9 журнала «Мерц» (Merz)
         
          Работая над книжными обложками, Эль Лисицкий создает полиграфический видеоряд, когда слово и изображение меняются функциями. 
          В 1930-х гг. Лисицкий много работает в области книжного и журнального дизайна, он готовит альбомы «15 лет СССР», «15 лет РККА», «СССР строит социализм» и др.
          Начиная с 1932 г. и почти до самой смерти Лисицкий был художником-оформителем издававшегося на четырех языках журнала «СССР на стройке».   

          Пишут, что «…влияние, оказанное Л.М. Лисицким на искусство книги ХХ столетия, переоценить трудно. Его творческие принципы, стиль, приемы работы были восприняты такими прославленными мастерами, как, например, немец Ян Чихольд (1902-1974) или венгр Ласло Мохой-Надь (1895-1946). Художник и поэт Курт Швиттерс (1887-1948) включил в свои известные «Тезисы о типографике» положение Лисицкого «Типографская форма представляет собой отражение сил сжатия и растяжения текста» (Швиттерс К. Тезисы о типографике // Книгопечатание как искусство. Типографы и издатели XVIII-XX веков о секретах своего ремесла. М., 1987. С. 225).
Предыдущий абзац взят мною из статьи Е.Л.Немировского «Художник книги Эль Лисицкий» с сайта «КомпьюАрт» http://www.compuart.ru/article.aspx?id=9290&iid=393
          Наконец, в 1940 году Эль Лисицкий создал иллюстрации к "Падению Парижа" Эренбурга (тушь, перо). книга была издана в 1941 году, но, к сожалению без этих иллюстраций. Возможно это связано со смертью художника.
                                                                                                                                    Продолжение следует